Данный сайт не является СМИ и не является блогом в соответствии с законодательством РФ. Ограничение по возрасту: 18+

Война Алой и Белой розы - пример самоистребления
феодально-рыцарской элиты

Так уж человек устроен, что всегда и всего ему мало, и хочется чего-то большего. В далёкие времена мрачного Средневековья даже у представителей тогдашней элиты, у которых и власть имелась, и денег были полные сундуки, возникало непреодолимое желание получить ещё больше власти и ещё больше денег. А получить желаемое можно было только за счёт других представителей элиты. Которые, понятное дело, вовсе не горели желанием делиться с конкурентами. Так возникали элитные конфликты. К чему это приводило - рассмотрим на примере известного события из английской истории периода Средних Веков - войны Алой и Белой розы.

Что из себя представляла Англия середины XV века? В тот период в Англии существовал феодальный общественный строй. Если выражаться терминами из Большой Советской Энциклопедии, это был «Период развитого феодализма».

Главой государства являлся король, и в стране имелся парламент, состоявший из двух палат: верхней палаты - Палаты лордов, где заседали представители английской феодальной аристократии и высшего духовенства, и нижней палаты - Палаты общин, где заседали представители мелкого дворянства (рыцарства) и зажиточных горожан. При этом нижняя палата английского парламента в тот период не имела никакого реального влияния, и послушно голосовала за те законопроекты, которые ей спускали сверху.

Правящую элиту Англии составлял класс феодалов.

Главным феодалом страны считался король. Высший слой класса феодалов состоял из феодальной аристократии - герцогов, графов, баронов, а нижний слой класса феодалов состоял из рыцарей (дворянства).

Между феодалами существовали отношения сеньоритета-вассалитета. Младший феодал (вассал) находился в зависимости от старшего феодала (сеньора), и был обязан выполнять в пользу него некоторые повинности - помощь в управлении государством или феодальным земельным владением, участие в военных действиях, денежные платежи (периодические и единовременные).

Основным занятием феодалов была военная служба. Таким образом, если выражаться современными терминами, правящую элиту средневековой Англии составляли силовики.

С целью материального обеспечения феодалам выделялись наследственные земельные владения - феоды. Крупные феодалы, представители высшей феодальной аристократии (герцоги, графы, бароны) получали земельные владения от короля, и считались по отношению к нему, как к своему сеньору, вассалами. В свою очередь, сами крупные феодалы выделяли небольшие земельные владения своим вассалам - рыцарям (дворянам).

На территории земельных владений феодалов находились деревни и города, а их жители - крестьяне, городские и сельские предприниматели, ремесленники, были обязаны платить феодалам денежную ренту (если говорить русскими терминами - дань, оброк), то есть периодические денежные платежи.

Рыцари были обязаны выплачивать периодические денежные платежи своим сеньорам, а те в свою очередь, выплачивали такие же платежи королю.

Схема выглядела таким образом: рыцарь собирал денежную ренту с крестьян, ремесленников, купцов и лавочников, живших на его землях, и часть этих денег передавал вышестоящему феодалу - своему сеньору, а тот, в свою очередь, часть полученных от нижестоящих феодалов (вассалов) денежных средств передавал наверх уже своему сеньору - королю.

Таким образом, английские силовики в XV веке жили за счёт поборов с предпринимателей и простого народа, и часть собранных денег передавалась по цепочке наверх - от нижестоящего к вышестоящему.

Предприниматели, крестьяне и ремесленники были почти полностью бесправны перед феодалами-силовиками и перед королевскими чиновниками, вымогавшими взятки с населения, так как в тех случаях, когда крестьяне и горожане обращались за защитой своих прав в судебные органы, средневековый английский суд почти всегда вставал на сторону феодалов или чиновников.

Несправедливость английского суда и произвол феодалов и чиновников привели к так называемому «Восстанию Джека Кэда» в 1450 году, когда большая группа жителей графства Кент во главе с Джеком Кэдом подала королю жалобы на феодалов, чиновников и судей, а когда их жалобы проигнорировали, Джек Кэд и его сторонники попытались защитить свои права с оружием в руках.

Вот что написано о причинах восстания Джека Кэда в книге Чарлза Поулсена «Английские бунтари»:

Суть «жалоб» (всего их было 15) сводилась к следующему: короля окружают продажные фавориты, которые без зазрения совести грабят государственную казну, покрывая свое воровство за счет непомерных налогов на народ; добиться чего-либо можно только при помощи взяток и обмана; приближенные короля не оплачивают долгов, сделанных ими во время поездок по стране; честных людей несправедливо обвиняют в измене, чтобы дворцовая «челядь» и иные знатные бароны могли «на законном основании» конфисковывать их собственность и земли; народ стонет от произвола слуг короля, алчущих безгранично увеличивать свои богатства; действующая система налогообложения несправедлива и разорительна для народа.

После того, как король проигнорировал жалобы, жители графства Кент числом 5 000 человек попытались захватить Лондон, но были разгромлены, а их лидер Джек Кэд был убит. Вооружённая борьба угнетаемого народа за свои права, любые насильственные формы протеста являются полностью бессмысленными и бесперспективными, так как воинские формирования короля и феодалов всегда сильнее любых повстанцев и протестующих.

Английские крупные феодалы содержали свои собственные армии, в которых служили в том числе и рыцари-вассалы, обязанные это делать в силу вассальной зависимости, но основную массу личного состава этих частных вооружённых формирований составляли младшие сыновья и незаконнорожденные дети рыцарей (бастарды), служившие по найму, за зарплату.

В феодальном наследственном праве применялась такая система, как майорат, когда земельный участок доставался старшему законнорожденному сыну, а младшие и внебрачные дети оставались без наследства, и поэтому нанимались в частные вооружённые формирования крупных феодалов за деньги.

Этот нижний социальный слой английских средневековых силовиков, не имевший своих земельных владений, на которых можно было бы заниматься поборами с простого населения, и служивший за зарплату крупным феодалам, обычно выступал в роли «пушечного мяса» - во время войны и во время междоусобных конфликтов крупных феодалов. Служившие по найму получали увечья и гибли в сражениях, а герцоги, бароны и графы без зазрения совести использовали их в своих разборках.

В те периоды, когда король вёл войну, армии крупных феодалов присоединялись к королевской армии, а в мирное время герцоги, графы и бароны использовали свои армии в своих личных целях, в том числе и в междоусобных конфликтах.

Существует такая закономерность: чем больше у человека денег, тем больше их хочется. Аппетит приходит во время еды. Английские крупные феодалы не довольствовались теми огромными богатствами, которые у них имелись, и хотели завладеть землями других феодалов, с которыми у них отношения не складывались.

Для достижения какой-то цели намного удобнее скооперироваться с единомышленниками. Каждого в отдельности разгромить легко, а вот с большой группой справиться значительно труднее. Поэтому представители английской феодальной элиты создавали элитные группы, или кланы, объединённые общими целями.

Чем крупнее такой клан, тем большего он сможет добиться, поэтому к середине XV века в Англии образовалось два крупных клана, каждый из которых возглавлялся видными представителями феодальной аристократии, чьим основным занятием являлось военное дело. Таким образом, в средневековой Англии образовалось два элитных клана тогдашних силовиков.

Реальные цели у феодалов были сугубо корыстные и неприглядные - жажда власти и жажда денег. Главное, чего они хотели в действительности - отобрать власть и деньги у своих недругов. Один элитный клан английской феодальной аристократии хотел уничтожить другой элитный клан феодальной аристократии, завладеть его землями, и самим собирать феодальную ренту с населения, самим властвовать в государстве.

Однако Англия была христианской страной, а христианство прививает людям чувство скромности и стыдливости, считает гордыню и стяжательство греховными проявлениями. Поэтому открыто, вслух произносить свои цели было неудобно - слишком уж это противоречило христианскому вероучению.

В связи с этим противоборствующим феодальным группировкам требовалось найти какие-то благовидные цели как идеологическую базу для объединения своих сторонников, найти какие-то благовидные предлоги, чтобы оправдать междоусобную войну. В качестве такого идеологического прикрытия был избран династический вопрос.

И этот династический вопрос (а точнее - династический спор) заключался в следующем:

До 1399 года в Англии правила династия Плантагенетов. У династии Плантагенетов имелись две боковые ветви - Ланкастеры и Йорки.

В 1399 году представитель семьи Ланкастеров Генрих Болингброк, сын Джона Гонта, герцога Ланкастерского, при поддержке большой группы феодалов устроил государственный переворот, в результате которого последний король из династии Плантагенетов Ричард II был арестован.

Затем английский парламент отстранил арестованного Ричарда от престола, и признал королём организатора переворота - под именем Генрих IV. Английские депутаты в ту феодальную эпоху были очень послушными, и всегда выполняли указания сверху, кто бы их ни давал. Им было всё равно, перед кем выслуживаться, лишь бы сохранить своё место в английском парламенте.

На следующий год бывший король Ричард II умер в тюрьме - его уморили голодом, а Генрих IV без малейших угрызений совести продолжал править Англией.

Однако семья Йорков придерживалась мнения, что у её представителей ничуть не меньше прав на престол, чем у Ланкастеров - ведь они точно такие же родственники Плантагенетов. Кроме того, они совершенно обоснованно полагали, что Ланкастеры заняли престол нелегитимно, с нарушением английских законов. Поэтому, чтобы восстановить законность и справедливость, надо было отстранить от власти Ланкастеров, и самим воссесть на престол. Как говорится, «всё, что в моих интересах – законно, а что не в моих интересах – незаконно».

Вот этот династический спор между семьями Йорков и Ланкастеров и послужил идеологическим прикрытием для двух элитных кланов английской феодальной силовой аристократии, боровшихся за власть и за деньги.

Сторонники Йорков надеялись, что после возведения представителя Йоркской династии на престол у сторонников нелегитимной Ланкастерской династии будут отобраны их феодальные владения, и розданы верным сторонникам легитимной Йоркской династии.

Сторонники Ланкастеров, в свою очередь, надеялись, что после разгрома Йорков у их приспешников, как у заговорщиков, буду конфискованы феодальные владения, и розданы верным сторонникам Ланкастерской династии.

Таким образом, прикрываясь высокими идейными соображениями «служения легитимной династии», два элитных феодальных клана попросту намеревались отобрать у конкурентов их богатства под каким-нибудь благовидным предлогом.

Первая попытка Йорков отстранить Ланкастеров от престола относится к 1415 году, но тогда заговор был раскрыт, а руководитель заговорщиков - Ричард, граф Кембриджский - был казнён.

Однако тогдашний король Генрих V не довёл дело до репрессий против остальных сторонников Йорков, так как он понимал, что единственной гарантией сохранения его у власти в качестве самостоятельного правителя является наличие двух равных по силе элитных кланов, противоборствующих друг с другом в рамках приличия.

Пока феодалы конфликтуют между собой, не доводя дело до войны, и всё происходит в рамках мирного разрешения споров, король может выступать в роли арбитра, к которому обращаются обе стороны, и он будет важен для них обоих. Как только один клан победит другой клан, король станет жалкой игрушкой в руках феодалов, так как будет разрушена система сдержек и противовесов.

Пока на престоле находился умный и адекватный король, конфликт английских средневековых феодально-силовых кланов протекал в относительно мирном русле, и не превращался в войну.

Главным условием перехода элитного конфликта в стадию войны является слабый, жалкий и ничтожный король, который не пользуется никаким авторитетом ни у своего, ни у конкурирующего клана. Таким королём стал Генрих VI.

Он стал королём в 1422 году после смерти отца, в возрасте 1 года. Во время его несовершеннолетия Английским королевством правили достаточно авторитетные регенты (исполняющие обязанности короля), которые держали ситуацию под контролем. Однако в 1437 году 16-летнего Генриха VI провозгласили совершеннолетним, и он стал править самостоятельно.

Генрих VI был человеком благочестивым, но при этом очень застенчивым, слабовольным, и склонным к обману. Никаких способностей к государственному управлению у него не было, и результаты его пребывания на престоле оказались провальными.

В его правление Англия проиграла Столетнюю войну, резко усилилась коррупция, и приближённые короля и королевы, пользуясь тем, что Генрих VI был слабой и ничтожной личностью, не способной надавить на своё окружение, разворовывали казённые деньги, присваивали земельные владения, обирали простой народ. Именно при Генрихе VI произошло упоминавшееся восстание Джека Кэда, поводом к которому послужили коррупция и произвол английских феодалов, чиновников и судей.

В тот период средств массовой информации в Англии ещё не было, и политическая пропаганда велась через церковь. Английские священники внушали народу, что король - это Помазанник Божий, и т.д., и т.п., и у людей складывалось представление о сильном, добром и справедливом короле и злых герцогах и баронах, из-за которых всё зло в Англии. Сами герцоги и бароны не были подвержены пропаганде, и прекрасно видели, что король Генрих VI - это пустое место, и фактически с ним не считались.

И вот к 1450-м годам сложилась такая обстановка, что крупные феодалы из кланов Йорков и Ланкастеров решили свести между собой счёты, и уничтожить конкурентов.

Символом Ланкастеров и их сторонников была эмблема с изображением красной, или алой розы, а символом Йорков и их сторонников была эмблема с изображением белой розы. Поэтому войну двух группировок английской феодальной аристократии называют «Войной Алой и Белой розы». В английской историографии также встречается наименование «Войны Роз» (Wars of the Roses).

Каждый из воюющих элитных кланов - и клан Алой розы, и клан Белой розы - был построен по принципу четырёхступенчатой пирамиды.

Наверху - принцы крови, соответственно из семей Ланкастеров и Йорков; ниже - герцоги, бароны и графы, то есть крупные феодалы, имевшие свои частные армии; ещё ниже - рыцари и профессиональные воины, служившие в этих частных армиях по долгу вассальной зависимости или за денежное жалованье; и в самом низу - крестьяне, ремесленники и торговцы, жившие в феодальных владениях, и платившие феодальную ренту, финансируя тем самым соответствующий клан.

Таким образом, каждый феодальный клан фактически охватывал самые широкие слои населения сверху донизу - от родовой аристократии до самых обычных крестьян, трудившихся на полях в поте лица своего.

В связи с этим конфликт двух феодальных группировок разросся до масштабов гражданской войны, и мало кому удалось отсидеться в стороне. Из-за того, что крупные феодалы не поделили между собой власть и деньги, страдали абсолютно все - и мелкие феодалы, и наёмные солдаты, погибавшие в сражениях, и самые обычные простые люди, мирные жители, с которых драли деньги в три шкуры для вооружения феодальных армий.

Хронология элитного конфликта, получившего название «Война Алой и Белой розы», такова:

В августе 1453 года, как принято считать среди историков, король Генрих VI сошёл с ума, и по причине психического расстройства перестал понимать, что происходит вокруг. Не исключено, что его специально объявили «психом ненормальным», чтобы отстранить от власти. «Карательная психиатрия» имеет очень давнюю историю, и объявить психически больным можно кого угодно.

В связи с болезнью короля регентом Английского королевства был объявлен Ричард, герцог Йоркский. Однако в декабре 1454 года король якобы пришёл в себя и излечился от психического расстройства, в связи с чем по настоянию его супруги, Маргариты Анжуйской, Ричард Йоркский был лишён звания регента, и все властные полномочия вернули королю. Более того, Ричарда Йоркского исключили из королевского совета. В связи с этим клан Ланкастеров усилился, а клан Йорков ослаб.

Тогда в 1455 году Ричард Йоркский объявил, что он имеет права на престол, и после этого конфликт Йорков и Ланкастеров перешёл в стадию открытой войны. Решать вопросы мирным путём больше не хотела ни одна из сторон, и обе элитных группировки - и Алой розы, и Белой розы - надеялись в ходе войны уничтожить соперников и завладеть их имуществом.

22 мая 1455 года около маленького городка Сент-Олбанс сошлись в сражении армии Ланкастеров и Йорков. Ланкастеры, надеясь на победу, заставили короля Генриха VI присутствовать при сражении, однако ланкастерская армия проиграла, и король в результате поражения своей партии попал в плен. После этого Ричард Йоркский объявил себя его наследником и протектором (правителем) королевства.

Слабовольного и ничтожного короля демонстрировали населению в качестве символа, а реально управлял государством герцог Йоркский. Таким образом, на данном этапе войны группировка, сражавшаяся под эмблемой Белой розы, победила, а группировка, сделавшая своим символом Алую розу, проиграла.

Однако группировка Алой розы не смирилась с поражением, и решила продолжить войну, чтобы вернуть утраченные позиции.

В феврале 1456 года Ричард Йорский был отстранён от должности протектора, и тогда начались стычки между мелкими отрядами сторонников Йорков и Ланкастеров, и конфликт Алой и Белой розы, таким образом, перешёл в стадию малой войны, которая, однако, в итоге повлекла гораздо больше человеческих жертв, чем крупные сражения.

Мелкие отряды враждующих группировок почти ежедневно нападали друг на друга, и в этих боях погибали воины, служившие за зарплату, и не получавшие в «кормление» никаких земельных наделов - все богатства, полученные от этой войны, доставались верхушке враждующих кланов, крупным феодалам. Простые английские воины стали самой пострадавшей стороной в войне Алой и Белой розы. «Пушечное мясо» для того и предназначено, чтобы умирать ради обогащения своего начальства.

Кроме того, война велась не на вражеской территории - воевали на территории своей собственной страны, и от стычек отрядов Йорков и Ланкастеров страдало и простое мирное население. Лишь немногим удалось отсидеться в стороне в ходе этого кланового конфликта. Паны дерутся - у холопов чубы трещат.

К 1459 году Ланкастерам удалось отвоевать у Йорков большую часть территории страны, а Ричард Йоркский скрывался в Ирландии. Его сторонники были лишены всех прав и объявлены изменниками.

Однако 23 сентября 1459 года в ходе битвы при Блор-Хит отряд йоркистов победил ланкастерцев, и общие потери сторон составили 3 000 человек. С учётом того, что общая численность феодальных армий в XV веке в самом оптимистичном варианте не превышала несколько десятков тысяч, эта цифра потерь для того времени была огромной. Однако на этом война не закончилась, а наоборот, стала разгораться дальше.

10 июля 1460 года армия сторонников Белой розы (Йорков) в ходе сражения при Нортхемптоне победила армию сторонников Алой розы (Ланкастеров). Победа была достигнута в результате предательства, так как многие ланкастерцы за деньги переметнулись на сторону йоркистов. Король Генрих VI в результате этого сражения снова попал в плен. Ричарда Йоркского снова объявили престолонаследником.

Но ланкастерцы не смирились с потерей власти, и продолжили вооружённую борьбу. 30 декабря 1460 года в ходе битвы при Уэйкфилде армия йоркистов была разгромлена, а сам Ричард Йоркский убит.

Однако война Алой и Белой розы на этом не закончилась - ни одна из боровшихся группировок английских феодалов не хотела мириться с конкурентами, и обе стороны конфликта продолжали с увлечением истреблять друг друга.

2 февраля 1461 года в ходе битвы при Мортимер-Кросс сторонники Ланкастеров были разгромлены, причём с их стороны было убито около 4 тысяч человек, что в ту эпоху небольших по численности армий было просто огромной цифрой. Сын Ричарда Йоркского Эдуард после этой битвы был коронован сторонниками Йоркской династии под именем Эдуард IV. Таким образом, в Англии оказалось сразу два короля.

Ситуация двоевластия привела к новому сражению сторонников группировок Алой и Белой розы. Они собрали гигантские для того времени армии, и 29 марта 1461 года сошлись в битве при Таутоне.

В армии Йорков (Белой розы) было 42 000 бойцов, а в армии Ланкастеров (Алой розы) - 36 000. В результате сражения погиб каждый третий участник битвы - всего погибших с обеих сторон было 28 000, что составляло 1% от всего населения Англии в тот период. (Чтобы лучше понять относительные масштабы потерь, для сравнения: 1% населения России - это 1 миллион 460 тысяч человек).

Подумайте только - всего лишь в одном сражении был уничтожен 1% населения страны, и всё это ради того, чтобы главари конфликтующих английских феодальных кланов удовлетворили свою жажду власти и жажду наживы.

После битвы при Таутоне король Генрих VI и королева Маргарита Анжуйская сбежали в Шотландию, и после этого в Англии остался только один король - Эдуард IV Йоркский.

Сторонники Ланкастерской династии после этого продолжали сопротивление в форме малой войны - мелких стычек с отрядами йоркистов на севере страны, вблизи границы с Шотландией.

В 1465 году в ходе одной из стычек был взят в плен беглый король Генрих VI. Его доставили в Лондон и посадили в крепость-тюрьму Тауэр.

Однако война от этого не утихла, и сторонники группировок Алой и Белой розы продолжали с увлечением истреблять друг друга в ходе многочисленных локальных сражений в северных районах Англии.

В 1469 году видные деятели Йоркской группировки граф Уорик и герцог Кларенс, решив, что перейдя к конкурентам, они поимеют намного больше, перешли на сторону группировки Ланкастеров.

Такие переходы из одного лагеря в другой являются самым обычным делом в ходе элитных конфликтов. Когда сражаются за деньги и власть, никакого патриотизма и верности воинскому долгу в принципе быть не может, и ради материальной выгоды будут воевать на той стороне, где можно награбить побольше. Во время элитных конфликтов доверять своим можно ничуть не больше, чем чужим. Каждый может оказаться предателем.

Благодаря переходу Уорика и Кларенса на сторону конкурентов, группировка Алой розы усилилась, и война с группировкой Белой розы вышла на новый виток напряжённости.

В 1470 году Ланкастерам удалось освободить Генриха VI из Тауэра, и он снова вернулся на престол. При этом, будучи совершенно ничтожной личностью, английский король являлся просто ширмой для своего окружения, которое, прикрываясь его именем, грабило страну.

Эдуард IV был вынужден бежать в Бургундию, откуда он вернулся только в 1471 году, и в Англии снова оказалось два короля. 14 апреля 1471 года в ходе битвы при Барнете граф Уорик, перебежавший от Йорков к Ланкастерам, был убит (а герцог Кларенс ещё раньше вернулся в свой прежний клан), и ланкастерская армия была разгромлена. Генриха VI снова взяли в плен и посадили в Тауэр.

4 мая 1471 года между группировками Алой и Белой розы состоялось ещё одно крупное сражение - битва при Тьюксбери, в ходе которой представители Ланкастерского элитного клана (Алой розы) снова проиграли. 22 мая Генрих VI Ланкастерский, находясь в заключении в Тауэре, умер при невыясненных обстоятельствах. Вполне вероятно, что его убили.

Таким образом, в Англии остался только один король. Ланкастерская группировка проиграла, большинство её вождей погибли в сражениях, а все принцы крови, имевшие право претендовать на престол, были перебиты. Ланкастерская династия прекратила существование. После смерти Генриха VI часть бывших ланкастерцев сбежала за границу, а часть перешла на сторону победителей - Йоркской группировки.

Казалось бы, войне Алой и Белой розы наступил конец? Нет. Это был всего лишь перерыв.

Борьба за деньги и власть имеет следующую особенность: как только какая-то группировка дорывается до кормушки, её члены тут же начинают воевать между собой. Ведь у людей с преимущественно корыстными интересами не может быть никакой настоящей дружбы и никакого настоящего боевого братства. Они сражаются плечом к плечу ровно до того момента, пока у них остаётся общий враг. Как только враг исчезает, они с энтузиазмом начинают воевать между собой.

Именно это и произошло с Йоркским феодальным кланом. Сначала борьба за добычу между победителями продолжалась по типу «схватки бульдогов под ковром», без широкомасштабных сражений, путём нанесения предательских ударов из-за угла, и закончилась выносом тел.

В 1478 году один из видных представителей Йоркской династии (ранее переходивший на сторону Ланкастеров, но затем вернувшийся обратно), герцог Кларенс, родной брат короля Эдуарда IV, был обвинён в заговоре, заключён в Тауэр, и там казнён, причём казнь была довольно интересной - его утопили в бочке с мальвазией (сладким вином). Такой специфический английский юмор - герцог был известен как большой любитель выпить. Вот и нахлебался до смерти.

Надо сказать, что среди феодалов убийство одним братом другого брата было не редкостью. Когда у людей только деньги перед глазами, какое имеют значение братские чувства? Никакое. Подумаешь, брата «замочить». Хоть в прямом смысле - в бочке с вином.

Однако «схватка бульдогов под ковром» на этом не закончилась, и в 1483 году вынесли тело другого брата - король Эдуард IV неожиданно умер в возрасте 41 года. Причины его столь ранней смерти до сих пор не совсем ясны, и возможно, что его отравили. Не исключено, что та группировка внутри Йоркского клана, которая делала ставку на герцога Кларенса, таким способом отомстила его брату-убийце.

После смерти Эдуарда IV королём стал его 12-летний сын под именем Эдуарда V, однако брат покойного короля - Ричард, герцог Глостерский, устроил государственный переворот - он объявил своего племянника незаконнорожденным, сместил его с престола, и приказал посадить 12-летнего мальчика в Тауэр. Кроме того, Ричард Глостерский приказал посадить в тюрьму и другого своего племянника - младшего сына покойного короля, 10-летнего Ричарда Йоркского.

Затем их дядя был коронован под именем Ричард III. А затем по приказу доброго дяди оба заключённых - 12-летний Эдуард и 10-летний Ричард - были убиты.

Такие нравы господствовали в английской феодальной элите. А ведь Ричард не маньяк был и не бандит - это один из самых выдающихся воинов своего времени, очень талантливый полководец. Просто для него никакой разницы не было, кого убивать - врага или малолетних племянников. Можно сказать, это была типичная профессиональная деформация у средневековых рыцарей. Слишком привыкали к крови, и никак не могли остановиться.

После вступления Ричарда III на престол начались разборки между оставшимися в живых представителями Йоркского клана. Противники Ричарда III подняли против него восстания в некоторых районах страны, король занялся их подавлением, и война вспыхнула с новой силой - только теперь уже не в форме войны Алой и Белой розы, а в форме войны между отдельными лепестками Белой розы - между различными группировками Йоркского клана.

Бывшие друзья-однополчане уничтожали друг друга: ставшие противниками Ричарда III убивали его сторонников, а Ричард устраивал казни своих противников. Страдали не только аристократы - чтобы взять аристократа в плен, требовалось перебить множество простых воинов из его частной армии. Из-за взаимного истребления ряды Йоркского элитного клана стремительно таяли, и этим воспользовалась третья сила.

Во Франции проживал молодой Генрих Тюдор (1457 года рождения), который приходился очень дальним родственником истреблённой династии Ланкастеров; как говорят в России, «седьмая вода на киселе». Однако, за неимением других, немногочисленные уцелевшие члены Ланкастерского клана, проживавшие в эмиграции во Франции, объявили Генриха Тюдора претендентом на престол.

Чтобы внести ещё больший раскол в Йоркский клан, Генрих Тюдор обещал жениться на Елизавете Йоркской - дочери покойного короля Эдуарда IV. Ричард III, приказав убить племянников, не догадался тогда убить ещё и племянницу, а теперь уже поздно было - от него бы отвернулись многие сторонники, а после кровавых потерь в междоусобных битвах каждый человек был на счету.

В 1485 году Генрих Тюдор набрал во Франции наёмников, и во главе своей частной армии из французских наёмников 7 августа 1485 года высадился в Уэльсе, где к нему присоединились многие местные жители, считавшие его меньшим злом по сравнению с Ричардом III. Кроме того, некоторые феодалы со своими отрядами дезертировали из армии Ричарда, и присоединились к армии Генриха.

22 августа 1485 года между армиями Генриха Тюдора и Ричарда III произошло сражение на Босвортском поле, вошедшее в историю как «битва при Босворте». В ходе боя на сторону Генриха Тюдора перешёл крупный отряд лорда Стэнли из армии Ричарда, и этот переход на сторону врага решил исход сражения. Король Ричард III был убит в бою.

Генрих Тюдор короновался под именем Генрих VII, основав тем самым династию Тюдоров, а затем женился на Елизавете Йоркской. Чтобы примирить немногих оставшихся в живых сторонников Йоркского и Ланкастерского кланов, Генрих Тюдор объявил своей эмблемой изображение белой розы внутри раскрытой алой розы.

По этой причине окончанием войны Алой и Белой розы обычно считают 1485-й год, однако это не совсем точно.

В 1487 году группа уцелевших сторонников Йоркского клана во главе с графом Линкольном набрала отряды ирландских и немецких наёмников, затем к ним присоединились противники воцарившейся династии Тюдоров, и 16 июня 1487 года армия графа Линкольна и армия Генриха VII сошлись в битве при Стоук-Филд. В ходе этой битвы йоркисты были разгромлены, причём из общего числа сражавшихся с обеих сторон - 20 000 - было убито 7 000 человек.

После 16 июня 1487 года от когда-то многочисленного Йоркского клана осталось совсем немного людей, но и Ланкастерский клан был почти полностью истреблён. Если в начале войны Алой и Белой розы иностранных наёмников вообще не использовали, то в результате многолетнего взаимного истребления пришлось прибегать к иностранной помощи.

В армии Генриха Тюдора, как уже говорилось, воевали в основном французские наёмники, а в армии йоркистов - немецкие и ирландские наёмники. Своих, английских воинов, к концу войны Алой и Белой розы почти не осталось - они перебили друг друга в межклановых феодальных разборках.

Подведём итоги.

В ходе 20 крупных и нескольких сотен мелких сражений, а также в результате казней, убийств и отравлений, продолжавшаяся в течение 32 лет - с 1455 по 1487 год, война Алой и Белой розы привела к почти полному истреблению всех принцев крови из обеих боровшихся династий - Ланкастеров и Йорков, а последние уцелевшие представители - Генрих Тюдор из числа дальних родственников Ланкастеров и Елизавета Йоркская - вступили в брак. Стоило ли воевать столько лет ради того, чтобы затем примириться и породниться?

Кроме того, в ходе военных действий было убито в общей сложности около 105 тысяч человек из обоих кланов - примерно 3,75% тогдашнего населения Англии (чтобы масштабы потерь были понятнее: в России 3,75% населения - это 5 миллионов 475 тысяч человек).

Полностью, до последнего человека, были истреблены большинство аристократических семей, но главное, были почти полностью перебиты английские рыцари и служилое сословие в целом. Как уже говорилось, под конец этой межклановой войны воевать уже было просто некому, и остатки обоих кланов привлекали иностранных наёмников.

Таким образом, в результате войны Алой и Белой розы английское рыцарство, служилое сословие, или, как сейчас бы сказали, силовики, были просто истреблены как класс. И что особенно важно: их ведь не внешние враги какие-то убивали - нет, они сами, добровольно, с большим желанием и со знанием дела, на протяжении более трёх десятков лет истребляли друг друга, пока не перебили почти полностью.

Как написал в 1701 году английский писатель и разведчик Даниэль Дефо в поэме «Чистопородный англичанин», «При чём тут рыцари - их нет у англичан! Бесстыдством, золотом здесь куплен пэров сан!». Вот именно поэтому и нет у англичан рыцарей, что английские рыцари во время войны Алой и Белой розы не смогли вовремя остановиться, и сами ликвидировали себя как сословие.

А теперь про бесстыдство и золото. Кто же выиграл в результате войны Алой и Белой розы?

Небольшая часть английских рыцарей, из разряда бывших воинов, окончательно превратившихся в торговцев, и вместо военной службы занимавшихся предпринимательской деятельностью, смогла уклониться от участия в войне. В результате эти рыцари-торговцы уцелели. Остались в живых также и обычные торговцы, не дворянского происхождения.

Именно им достались все богатства, оставшиеся от истреблённой феодальной аристократии и истреблённого служилого рыцарства. Именно они стали опорой династии Тюдоров.

Эти торговцы покупали себе «бесстыдством и золотом» дворянские и аристократические титулы, становились лордами, и в основном из их потомков состоит нынешняя английская аристократия. Нельзя не признать, что это была наиболее умная часть англичан. Им ведь хватило ума не участвовать в междоусобной самоистребительной войне.

Новая английская элита стала состоять из думающих людей, которые понимали, что только идиоты будут убивать друг друга ради власти и ради денег, когда есть много других, гораздо более цивилизованных способов достичь и того, и другого. Никакие деньги не стоят собственной жизни.

Благодаря этой новой английской элите, в которой почти не осталось классических феодалов-силовиков, в Англии началось бурное развитие капитализма, и страна за исторически короткий промежуток времени превратилась из маленького острова в огромную Британскую империю.

Однако выгоду от этого получила только сама элита. Для простого английского народа отдалённые последствия войны Алой и Белой розы оказались почти столь же катастрофическими, как и для феодалов.

При династии Тюдоров, пришедшей к власти в результате взаимоистребления Ланкастерского и Йоркского элитных кланов, феодализму пришёл конец, однако английский капитализм начал развиваться в самых зверских формах. Капитализм бывает разный, в том числе очень мягкий и выгодный для всех слоёв населения. Более того, мягкая форма капитализма - это наименьшее зло среди всех существующих форм общественного устройства. Однако английский вариант капитализма стал развиваться по пути геноцида.

В Англии начались «огораживания» - богатые землевладельцы отбирали у бедных крестьян земельные наделы, и превращали их в огороженные пастбища для овец, так как продавать шерсть в Нидерланды было выгоднее, чем продавать зерно.

Крестьян, мало того, что отбирали у них землю, так ещё и выгоняли их из домов, и бывшие крестьяне были вынуждены заниматься бродяжничеством и попрошайничеством. А затем ввели смертную казнь за бродяжничество и попрошайничество - чтобы избавиться от лишнего населения. При Генрихе VIII Тюдоре и при Елизавете I Тюдор было казнено в общей сложности более 160 тысяч человек - это в полтора раза больше, чем было убито во время войны Алой и Белой розы.

Разница была лишь в том, что если воевавшие между собой аристократы и рыцари истребляли друг друга по собственному желанию, то согнанных с земли крестьян никто не спрашивал, хотят ли они быть повешенными. В результате правления Тюдоров английское крестьянство фактически было уничтожено как класс.

Есть такая очень хорошая поговорка: «двое дерутся - третий радуется». Пока дрались воины-ланкастерцы и воины-йоркисты, радовались английские торговцы (в том числе из бывших воинов), которым после взаимоистребления феодалов и служилых рыцарей досталось их имущество.

А теперь подумаем: а нельзя ли было специально стравить между собой два элитных феодально-рыцарских клана, чтобы они в междоусобной войне взаимно уничтожили друг друга, и затем воспользоваться результатами?

Однако для такого стравливания между собой мощных феодальных силовых группировок одного знания бухгалтерии явно недостаточно, здесь нужны особые познания в области ведения тайной войны и специальных операций. Сами торговцы это сделать не могли. Но это могли сделать другие люди, которым по роду работы иногда приходится притворяться в том числе и торговцами.

В книге Ефима Борисовича Черняка «Пять столетий тайной войны. Из истории секретной дипломатии и разведки» читаем о войне Алой и Белой розы:

Секретная служба в годы войны получила не виданное прежде развитие. Владевший с 1485 года короной дальний родственник Ланкастеров Генрих VII Тюдор долгое время чувствовал себя очень непрочно на престоле. Чтобы иметь исчерпывающую информацию о всех своих врагах, он создал крупную разведывательную организацию.

Судя по свидетельствам иностранных послов, люди, состоявшие на секретной службе Генриха VII, делились на четыре группы. Первая группа - секретные агенты, которыми обычно были резиденты (английские дипломаты и купцы), занимавшие сравнительно высокое положение в той стране или области, где они проживали. Ко второй группе принадлежали «информаторы» - обычно люди из низших слоев общества, нанимаемые для добывания каких-либо определенных сведений. Третью группу составляли профессиональные разведчики, которым поручалось систематически следовать за определенными людьми, выявлять их связи, если нужно - организовывать их похищение. К четвертой группе относились профессиональные шпионы, обычно прикрывавшиеся какой-либо респектабельной профессией - священника, лекаря, писаря или другой, дававшей предлог для переезда с места на место и обеспечивавшей им доступ в круги, которые обладали нужными сведениями.

При этом надо отметить, что нельзя создать эффективную разведку на пустом месте. Разведка - это не самодеятельность и даже не ремесло, это высокое профессиональное искусство, и здесь нужная хорошая школа, нужен опыт предшественников. Поэтому представляется, что создателем английской разведки был всё же не Генрих Тюдор, и создана она была задолго до него, просто в его правление о существовании этой организации произошли первые «утечки».

Вполне возможно, что английские разведчики (например, «резиденты (английские дипломаты и купцы), занимавшие сравнительно высокое положение в той стране или области, где они проживали») специально стравили между собой кланы Ланкастеров и Йорков, чтобы «зачистить пространство» для новой английской элиты, и возвести на престол своего человека - например, молодого Генриха Тюдора, которого они в нужный момент выбрали на эту роль и привезли из Франции.

Какие уроки можно извлечь из истории войны Алой и Белой розы?

В некоторых слаборазвитых странах Африки до сих пор сохраняется что-то похожее на английский средневековый «развитой феодализм», когда правящая элита состоит в основном из «феодалов», собирающих дань с населения и передающих деньги по цепочке наверх. Для этих африканских стран английский опыт XV века может оказаться очень актуальным.

Бывшие метрополии этих бывших африканских колоний, чтобы вернуть над ними контроль, могут попытаться стравить между собой африканские элитные кланы, чтобы заставить их истребить друг друга в междоусобной войне, и привести на их место третью силу.

Учитывая, что многие африканские государства состоят из разных племён, находящихся между собой в очень сложных отношениях, такая межклановая война может привести даже к сепаратизму, как, например, в 1967 году в результате межкланового конфликта, переросшего в межнациональный, от Нигерии отделилась южная и богатая нефтью территория, на которой была создана республика Биафра, просуществовавшая до 1970 года.

Поэтому африканским элитам очень важно уметь вовремя остановиться, и не доводить конфликт до такой стадии, когда начнут снимать скальпы и пожирать конкурентов. Потому что кончится это тем, что все друг друга съедят, и не останется вообще никого. А простым африканцам важно понять, что как бы ни был плох «развитой феодализм», его можно изменить только в худшую сторону - почти по русскому принципу «каждый следующий начальник хуже предыдущего».

Английские кланы Йорков и Ланкастеров этих вещей не понимали, вовремя не остановились, перебили друг друга в междоусобной войне, а к власти пришла третья сила.

Биографии
История
Музыка
Природа