Данный сайт не является СМИ и не является блогом в соответствии с законодательством РФ. Ограничение по возрасту: 18+

Почему русский флот проиграл при Цусиме?

Цусимское морское сражение, происходившее 14-15 мая 1905 года вблизи острова Цусима в восточной части Корейского пролива, стало самой трагической катастрофой в истории русского военно-морского флота, и самым тяжёлым поражением России в ходе Русско-японской войны. Соотношение потерь русских и японцев по итогам Цусимского боя просто ужасающее: у японцев тогда было убито всего 117 человек, зато у русских - 5045 человек убито и 6016 взято в плен, то есть соотношение потерь - 1:95 (!), а с учётом уничтожения 28 кораблей, в том числе 7 броненосцев, русская эскадра после Цусимы фактически прекратила своё существование.

Как такое могло случиться? Неужели русский флот разучился воевать?

Непосредственный участник Цусимской битвы, служивший на броненосце «Орёл», Алексей Новиков-Прибой написал книгу «Цусима» (где её можно скачать, указано в конце статьи), и в этой книге он очень подробно описывает все события, которые предшествовали сражению, само сражение, и то, что происходило с русскими моряками в японском плену. Особенно интересны мелкие подробности, из которых складывается общая картина, объясняющая, почему Цусимская катастрофа просто не могла не произойти.

Обстановка в русском флоте в начале XX века была такова, что было бы просто удивительно, если бы Российская Империя победила бы Японскую Империю в ходе сражения в Цусимском проливе.

Победа японских моряков при Цусиме объясняется вовсе не их численным превосходством - силы сторон были равны, а по броненосцам у русских даже имелось существенное превосходство над японцами.

Нельзя объяснить победу японцев и качественным превосходством снарядов их корабельной артиллерии - хотя «шимоза», то есть фугасные снаряды, начинённые мелинитом, давали больше осколков при взрыве и более сильную взрывную волну, русские снаряды безусловно превосходили их по бронепробиваемости. А если снаряд броню не пробивает, толку от наружного взрыва будет очень мало.

Проблема была в другом - русские снаряды, как правило, в цель не попадали! По той удивительной причине, что русские комендоры (морские артиллеристы) просто не умели метко стрелять!

Когда 2-я Тихоокеанская эскадра (фактически это был откомандированный на другой конец Земного шара весь Балтийский флот в полном составе) под командованием адмирала З.П. Рожественского отплывала из Кронштадта на Дальний Восток, на помощь осаждённому Порт-Артуру, русское флотское начальство даже не позаботилось о том, чтобы обучить корабельных артиллеристов меткой стрельбе!

Мне могут возразить, что вроде бы учебные стрельбы проводятся в мирное время, и комендоры должны были всему научиться задолго до начала войны. Но это всё в теории. А как было на практике?

А.С. Новиков-Прибой в книге «Цусима» описывает повседневную жизнь русского флота, и вот что самое интересное: бОльшая часть времени уходила вовсе не на боевую подготовку, а на … уборку.

Русское морское командование больше всего на свете было озабочено не тем, чтобы их подчинённые умели воевать, а тем, чтобы на кораблях всё блестело и сверкало. С утра до вечера моряки драили палубу, отмывали с мылом и содой коридоры и переборки, натирали до блеска медные детали и т.д., и т.п.

На собственно боевую подготовку времени вообще не оставалось, она считалась делом второстепенным! Нафига, спрашивается, учиться стрелять, если противник как увидит, какие у нас корабли чистые, так сразу испугается и убежит? Смешно? А ведь именно такой образ мышления был у флотского начальства. Как говорится в одном анекдоте, «не смешно, зато про войну».

Кстати, и до сих пор в наших Вооружённых Силах нередко встречается подобное «застревание на мелочах», когда командиры больше всего на свете заботятся о том, чтобы у солдата была застёгнута верхняя пуговица, а небрежно заправленная постель воспринимается как тягчайшее нарушение воинской дисциплины. А вот на то, что бойцы к реальной войне с серьёзным, а не карикатурным противником, скажем так, не совсем готовы - на это внимания почти не обращают.

Говоря философскими категориями, имеет место преобладание формы на содержанием.

Нельзя сказать, что в русском императорском флоте стрелять вообще совсем не учились. Нет, стрельбы иногда проводились, но в основном лишь для того, чтобы покрасоваться перед высокими гостями, да и то происходило это чисто по-мошеннически.

Новиков-Прибой в книге «Цусима» приводит пример, как ещё в 1902 году на Балтийском флоте (которым командовал тот самый адмирал Рожественский) устроили показательные стрельбы в присутствии государя императора Николая II и приехавшего в гости германского кайзера Вильгельма II - щиты-мишени закрепили так слабо, что они падали от воздушной волны, вызываемой пролетавшими мимо снарядами, а высокие гости, видя, как один за другим валятся щиты, думали что все цели точно поражены. Николай II был настолько потрясён такой «непревзойдённой меткостью», что адмирал З.П. Рожественский высочайшим указом был зачислен в свиту Его Императорского Величества.

Да, выслуживаться перед начальством русские адмиралы умели, и в деле показухи и очковтирательства они были впереди планеты всей. Только вот подготовить свой флот к настоящей войне они так и не удосужились.

Адмирал З.П. Рожественский вспомнил о том, что надо бы научиться стрелять и по-настоящему, только тогда, когда русская эскадра подошла к острову Мадагаскар! Провели тренировочные стрельбы, и по их результатам вообще ни один снаряд не попал в мишень! Ни один! И это в идеальных условиях, на учениях, без какого-либо противодействия со стороны противника!

После этого вообще удивительно, как всё же в ходе битвы при Цусиме русские морские артиллеристы иногда ухитрялись попадать по японским кораблям, возможно, это были чисто случайные попадания.

Кроме того, в русском флоте начала XX века проблемы были не только с боевой подготовкой «нижних чинов», но и с тактическим и стратегическим мышлением адмиралов. Почему-то русские адмиралы того времени придерживались линейной тактики, несостоятельность которой ещё в XVIII веке доказали английский адмирал Г. Нельсон и русский адмирал Ф.Ф. Ушаков.

Если при линейной тактике корабли противоборствующих сторон выстраиваются друг против друга в две линии, и каждый корабль начинает стрелять по тому кораблю противника, который находится напротив него, то адмирал Ф.Ф. Ушаков, например, применил совершенно новую тактику морского боя.

Суть её заключалась в том, чтобы обогнуть неприятельскую эскадру спереди, и всеми силами одновременно начать обстрел впереди идущего корабля (обычно флагманского), а после того, как он за счёт концентрации всех усилий на одной цели будет в кратчайшие сроки уничтожен, всеми силами наброситься на следующий корабль, и так далее. Грубо говоря, Ушаков действовал по принципу «все на одного», расстреливая корабли противника поодиночке. Поэтому ни одного сражения за всю жизнь он не проиграл.

В эскадре З.П. Рожественского плыл броненосец «Адмирал Ушаков», однако о тактике Ушакова русские адмиралы почему-то совершенно позабыли, что и стало одной из причин трагедии Цусимы, самой настоящей катастрофы для русского флота.

Зато командующий японским флотом адмирал Хэйхатиро Того прекрасно знал об ушаковской тактике, и разгромил он русский флот во время Цусимского боя именно по методике Ушакова - японские корабли обошли русскую эскадру спереди, и последовательным сосредоточением огня расстреливали один корабль за другим.

Такие вещи понятны не то что на уровне стратегии или тактики – они понятны любому дворовому гопнику, который прекрасно знает, что накидываться толпой на одного всегда безопаснее и эффективнее, чем драться один на один. А вот адмирал Рожественский, несмотря на свои гопнические повадки и любовь к мордобою (о чём подробнее будет сказано далее), такие простые вещи не понимал.

Нельзя не сказать и о гнетущей моральной обстановке, которая складывалась в русском флоте накануне Цусимского сражения.

А.С. Новиков-Прибой в книге «Цусима» пишет, что мордобой (в буквальном смысле - натуральное битьё по морде) был на флоте самым обычным, повседневным явлением. Унтер-офицеры избивали матросов, офицеры избивали и матросов, и унтер-офицеров.

Как рассказывает в «Цусиме» А.С. Новиков-Прибой, «моё унтер-офицерское звание давало мне перед рядовыми матросами порядочное преимущество: если бы я ударил кого из них, меня в худшем случае посадят на несколько дней в карцер; если же рядовой со мною поступит так, он рискует попасть в тюрьму. Однако гордиться здесь было нечем. Еще большим преимуществом пользовался передо мной офицер: если он меня изобьет, хотя бы ни за что ни про что, то ему даже и выговора не сделают; если же я его ударю, хотя и справедливо, то мне угрожает смертная казнь».

Больше всех отличился в деле избиения матросов сам адмирал З.П. Рожественский. Вся книга А.С. Новикова-Прибоя «Цусима» пронизана описаниями учиняемого адмиралом Рожественским мордобоя: то он одним ударом сбивал матроса с ног и выбивал сразу по четыре зуба, то от его ударов в ухо лопались барабанные перепонки и матросы глохли, то он бил матроса по голове биноклем, и бинокль раскалывался на части, и т.д.

Какие отношения могли быть у матросов и избивавших их офицеров и адмиралов, о каком «боевом товариществе» можно здесь говорить?

И в современной российской армии тоже есть мордобой - так называемая «дедовщина». Но всё же, надо сказать, современная «дедовщина» отличается от того, что происходило в армии царской - сейчас хотя бы офицеры, как правило, не избивают рядовых, предоставляя эту привилегию сержантам и старослужащим. И адмиралы сейчас одним ударом по четыре зуба не выбивают. Этим теперь занимаются «нижние чины». Однако современность - это уже другая история…

Как видим, русский флот, плывущий на Дальний Восток, и встретившийся с японцами вблизи острова Цусима, представлял собой довольно любопытное и жалкое зрелище: адмиралы и офицеры, не знающие основ морской тактики; комендоры, не умеющие попадать в цель; матросы с выбитыми зубами и лопнувшими барабанными перепонками.

Разве мог такой флот кого-нибудь победить?

Скачать книгу А.С. Новикова-Прибоя «Цусима» можно на этом сайте.

Биографии
История
Музыка
Природа