Данный сайт не является СМИ и не является блогом в соответствии с законодательством РФ. Ограничение по возрасту: 18+

Сталин, Рузвельт и Русская православная церковь

Если подробно исследовать историю взаимоотношений Иосифа Виссарионовича Сталина с православной церковью, то можно прийти к выводу, что эти отношения были довольно сложными и неоднозначными, резко изменялись в различные периоды времени, и в значительной степени зависели от внешних факторов.

В 1894 году 15-летний Иосиф Джугашвили, взявший впоследствии псевдоним «Сталин», поступил в православную Тифлисскую духовную семинарию, однако в 1899 году, на пятом году обучения, он полностью забросил учёбу, и был отчислен из семинарии с формулировкой «за неявку на экзамены».

Ещё до отчисления, в годы учения в семинарии, Сталин посещал подпольные марксистские кружки, и вступил в революционную партию РСДРП, стоявшую на принципах атеизма, то есть отрицания любой религии, в том числе и православия.

После победы атеистов в результате Октябрьской революции 1917 года Русская православная церковь новую «безбожную» власть не признала, и в годы Гражданской войны поддерживала Белое движение.

В связи с этим Советская власть стала проводить репрессивную политику по отношению к Русской православной церкви - производились массовые аресты и расстрелы православных священников, были случаи закрытия, разрушения и осквернения православных храмов.

В 1922 году бывшего семинариста И.В. Сталина по предложению зятя Л.Д. Троцкого - Л.Б. Каменева - избрали Генеральным секретарём ЦК РКП(б), а в следующем 1923 году Патриарх Тихон отказался от антисоветских взглядов, признал Советскую власть, в связи с чем размах репрессий против РПЦ значительно снизился.

В 1925 году Патриарх Тихон скончался, при этом в завещании он призвал верующих к сотрудничеству с Советской властью.

Однако провести выборы нового Патриарха советское руководство не позволило.

Это было ничем не обоснованное решение, так как конфликт между большевиками и церковью был исчерпан, и никакую контрреволюционную деятельность РПЦ уже не вела, руководствуясь словами из главы 13 Послания к Римлянам святого апостола Павла:

1 Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены.

2 Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение.

3 Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от неё,

4 ибо [начальник] есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое.

5 И потому надобно повиноваться не только из [страха] наказания, но и по совести.

Однако, несмотря на это, и не ограничиваясь запретом выборов Патриарха, в 1929 году советское руководство, возглавляемое И.В. Сталиным, взяло курс на возобновление борьбы с Русской православной церковью, причём не как с контрреволюционной, а именно как с религиозной организацией. Были предприняты действия, направленные на постепенную ликвидацию РПЦ как религиозной структуры.

С 1929 года возобновились массовые аресты православного духовенства, закрытие православных храмов по решению советских административных органов.

Как ни странно, пик антицерковных репрессий пришёлся на 1937 год, когда параллельно проводились аресты и расстрелы многих «старых большевиков».

В 1937 году в СССР было закрыто более 8 тысяч православных храмов, ликвидировано 70 епархий, арестовано 33 382 служителя культа.

К сентябрю 1939 года в Советском Союзе от прежней структуры РПЦ осталось 4 епархии и около 300 храмов, были закрыты все духовные учебные заведения, большинство православных священнослужителей находились в местах лишения свободы.

С сентября 1939 по июнь 1940 года к Советскому Союзу были присоединены некоторые новые территории: Западная Украина, а также Западная Белоруссия, Прибалтика и Молдавия, ранее входившие в состав Российской Империи.

С учётом новых территорий, где закрытие православных церквей прежние власти не проводили, а Советская власть - не успела, в СССР оказалось 3329 православных храмов. Для сравнения: в дореволюционной Российской Империи было 51413 храмов.

Таким образом, Советская власть закрыла 93,5% от доставшихся ей в наследство от Российской Империи православных церквей, причём из оставшихся незакрытыми 9/10 находились на тех территориях, где Советская власть была установлена в 1939-1940 годах.

В результате всех этих мероприятий Русская православная церковь как религиозная организация фактически была поставлена на грань уничтожения.

При этом следует особо подчеркнуть, что в 1929-1939 годах советское руководство состояло в абсолютном большинстве из лиц православного происхождения. Генеральным секретарём ЦК ВКП(б) являлся бывший семинарист Сталин (Джугашвили), а в Политбюро заседали лица, родившиеся в православных семьях: Рыков, Бухарин, Калинин, Ворошилов, Орджоникидзе, Молотов (Скрябин), Томский (Ефремов), Киров (Костриков), Куйбышев, Жданов, Чубарь, Андреев, Хрущёв, а также христиане иных конфессий - католик Косиор и армянин Микоян. Единственный «нехристь» Каганович в Политбюро погоды не делал.

В июне 1941 года, после начала Великой Отечественной войны, местоблюститель патриаршего престола митрополит Сергий выпустил «Послание пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви», в котором призвал верующих встать на защиту Родины; в оставшихся православных храмах отслужили молебны «О даровании победы». Митрополит Сергий также организовал сбор средств среди верующих в Фонд обороны.

Однако положение церкви это не улучшило: православных священников из мест заключения не выпустили, выбрать Патриарха не позволили, открыть ранее закрытые храмы и духовные учебные заведения не разрешили.

Между тем, осенью 1941 года возникла ситуация, которая заставила Сталина изменить отношение к Русской православной церкви, и связано это было с внешним давлением.

Советскому Союзу для ведения войны, с учётом потери огромной территории и важнейших промышленных районов на Украине, были жизненно необходимы поставки из зарубежных стран: металлов, топлива, продовольствия, техники, взрывчатых веществ, и многого другого, что в необходимом и достаточном количестве можно было получить в то время только в США, как в самом промышленно развитом и богатом государстве мира.

Такие поставки были начаты (по системе «ленд-лиз», о сущности которой будет сказано далее). Полный перечень того, что Советский Союз получал из Америки по ленд-лизу, занимает целую книгу, и практически все историки признают, что если бы не ленд-лиз, то СССР победил бы Германию не в 1945 году, а значительно позже.

Однако для поставок было выдвинуто условие.

Как пишет в книге «Рузвельт и Черчилль. 1939-1941» («Roosevelt and Churchill 1939-1941») американский историк Джозеф Лэш (Joseph P. Lash), бывший секретарь Элеоноры Рузвельт, жены президента США Франклина Делано Рузвельта, американский президент «прямо обусловил оказание помощи ослаблением репрессий против религии в СССР».

В какой форме и через кого было выдвинуто это условие, расскажем далее, а пока необходимо акцентировать внимание на следующем: было бы ошибкой считать Ф.Д. Рузвельта «защитником веры»; он занялся этим вопросом из чисто прагматических соображений.

Дело в том, что антирелигиозные мероприятия в СССР оказывали крайне негативное воздействие на американское общественное мнение.

Какое это имеет отношение к ленд-лизу?

Сущность поставок по ленд-лизу такова: все поставляемые товары гражданского и военного назначения передавались взаймы, при этом поставленные материалы (машины, различная военная и гражданская техника, оружие, сырьё, другие предметы), уничтоженные, утраченные и использованные во время войны, не подлежали оплате получателями; переданное в рамках ленд-лиза имущество, оставшееся после окончания войны и пригодное для гражданских целей, должно было быть оплачено полностью или частично на основе предоставленных Соединёнными Штатами долгосрочных кредитов (в основном беспроцентных займов).

То есть, если перевести с юридического языка на человеческий, поставки были бесплатными для получателя, и только частично подлежали оплате в будущем, и то за счёт американских кредитов. Фактически поставки по ленд-лизу представляли собой подарок за счёт американских налогоплательщиков, и требовали гигантских ассигнований из американского федерального бюджета.

Объём американских поставок в СССР по ленд-лизу составил около 11 млрд. долларов США, причём не современных, а тех, старых долларов, имевших золотое обеспечение; в переводе на курс доллара по отношению к золоту по состоянию на 2011 год эта сумма равняется 450 млрд. долларов!

Бюджетные ассигнования на ленд-лиз выделял Конгресс США. Решить вопрос о ленд-лизе в обход Конгресса Рузвельт не мог.

Американская политическая система так устроена, что заставить конгрессменов проголосовать «как надо» президент не может - он имеет возможность только просить, убеждать, уговаривать, договариваться, но не приказывать.

Выборы в Палату представителей и переизбрание 1/3 Сената Конгресса США происходят через каждые два года, поэтому американские законодатели весьма чувствительны к общественному мнению.

Какое же было в Америке общественное мнение? В книге американского писателя и журналиста М. Поповского (бывшего гражданина СССР) «Жизнь и житие Войно-Ясенецкого, архиепископа и хирурга» о жизни архиепископа Симферопольского и Крымского Луки (в миру - В.Ф. Войно-Ясенецкого), совмещавшего духовное служение с занятием практической хирургией, упоминается такой факт: «президент США получал сотни писем от католических и православных приходов Америки, предостерегавших его от помощи безбожной России».

И если американских православных ещё можно было проигнорировать, так как они составляли менее 1% верующих, то игнорировать мнение католиков было нельзя - лиц католического вероисповедания среди американцев было 37%.

И хотя протестантов в США гораздо больше, чем католиков, они раздроблены на десятки независимых церквей, зато католики едины, и представляют собой крупнейшее религиозное объединение Америки по численности верующих.

При этом, хотя протестанты гневных писем президенту не писали, Институт Гэллапа периодически проводил опросы общественного мнения, и особых симпатий к «безбожной России» среди американских верующих всех конфессий не наблюдалось.

Соединённые Штаты Америки - страна очень религиозная, у них даже на монетах написано «In God We Trust» («В Бога мы верим»), а в 12 штатах запрещено преподавание теории Дарвина, противоречащей христианскому вероучению.

Игнорировать настроения религиозных избирателей конгрессмены не могли.

А Рузвельт не мог игнорировать настроения конгрессменов.

Поэтому возникла необходимость опровергнуть устоявшееся мнение, что Советская Россия - «безбожная» страна.

Государственный секретарь США в 1933-1944 годах Корделл Хэлл в своих воспоминаниях («The Memoirs of Cordell Hull») сообщает:

Президент откровенно объяснил Уманскому [посол СССР в США до ноября 1941 года] значительные трудности получения от Конгресса необходимых ленд-лизовских ассигнований для России из-за недоброжелательного отношения к России со стороны некоторых группировок США, пользующихся значительным политическим влиянием в Конгрессе… президент сказал, что если бы Москва организовала информационную кампанию в США о свободе религии в СССР, это могло бы дать хороший просветительский эффект. Он предложил далее, чтобы такая кампания началась до обсуждения законопроекта по ленд-лизу в Конгрессе и до прибытия американской миссии во главе с А. Гарриманом в Москву для обсуждения советских военных потребностей. Уманский сказал, что он займется этим вопросом.

Затем аналогичное требование было продублировано через советника Президента США, Гарри Гопкинса.

Как пишет генерал-лейтенант НКВД П.А. Судоплатов в книге «Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы», в начале декабря 1941 года вернувшийся в Москву бывший посол Уманский рассказал ему:

Гарри Гопкинс, близкий друг Рузвельта и его личный посланник по особо важным делам, от имени президента поставил перед нами вопрос о роспуске Коминтерна и о примирении с русской православной церковью. По его словам, это необходимо, чтобы снять препятствия со стороны оппозиции в оказании помощи по ленд-лизу и обеспечить политическое сотрудничество с США.

Однако Сталину идти на уступки Русской православной церкви не хотелось, никаких шагов навстречу верующим сделано не было, поэтому пришлось поднимать церковный вопрос не только на тайных переговорах, но и на официальных переговорах по ленд-лизу в Москве, куда прибыла делегация во главе со специальным представителем президента США Авереллом Гарриманом (позднее, в 1943 году, он стал послом США в СССР).

Как пишет М.В. Шкаровский в книге «Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве»:

Прибывший в Москву его [президента США Ф.Д. Рузвельта] личный представитель А. Гарриман сообщил Сталину об обеспокоенности американской общественности судьбой Русской Церкви и передал просьбу президента улучшить её правовое и политическое положение.

Никаких конкретных шагов по улучшению положения церкви Сталиным сделано не было, однако 1 октября 1941 года первый, Московский, протокол по ленд-лизу был подписан. Но при этом поставки по нему предполагались только до 30 июня 1942 года.

Между тем, со стороны религиозных кругов США возражения против помощи «безбожной России» сохранялись, поэтому Рузвельт и его администрация снова начали указывать на необходимость перемен в положении религии в СССР, в противном случае могли бы возникнуть препятствия выделению ассигнований на ленд-лиз после июня 1942 года.

В декабре 1941 года для юридического оформления создания Антигитлеровской коалиции США предложили проект международно-правового документа под названием «Декларация 26 государств». Американцы настаивали на том, чтобы в Декларацию, которую должен был подписать в том числе и Советский Союз, включался пункт о «религиозной свободе».

В книге американского историка Р. Шервуда «Рузвельт и Гопкинс» приводится записка Г. Гопкинса Ф.Д. Рузвельту от 27 декабря 1941 года, в которой сказано: «Вы должны приложить все усилия, чтобы добиться включения в этот документ пункта о свободе религии. Я считаю, что Вам необходимо побеседовать по этому вопросу с Литвиновым в полдень» (Литвинов - новый посол СССР в США с ноября 1941).

Разговор президента Рузвельта с послом Литвиновым состоялся:

Рузвельт доказывал ему важность включения в декларацию упоминания о свободе религии… Литвинов считал, что его правительство … отрицательно отнесётся к предложенному изменению. Он заявил, что Кремль может согласиться лишь с фразой «свобода совести», но Рузвельт заверил его, что это одно и то же и просил сообщить об этом Кремлю. Он объяснил, что ему хотелось бы видеть в декларации слово «религия»… Он указал, что традиционный джефферсоновский принцип свободы религии имеет столь широкий демократический характер, что это включает право не придерживаться вовсе никакой религии.

Литвинов передал рузвельтовские аргументы Сталину, тот согласился на включение в Декларацию слов о свободе религии, и 1 января 1942 года Декларация 26 государств была подписана в Вашингтоне в том числе и от лица Советского Союза представителем СССР Литвиновым.

В Декларации было сказано, что полная победа над врагами необходима «для защиты жизни, свободы, независимости и религиозной свободы и для сохранения человеческих прав и справедливости».

3 января 1942 года Декларация 26 государств была опубликована в газете «Известия» - официальном издании Президиума Верховного Совета СССР.

Таким образом, впервые за всю советскую историю, СССР подписал и официально опубликовал юридический документ, в котором употреблялся термин «религиозная свобода».

Затем, в начале 1942 года в СССР для распространения в США была издана книга «Правда о религии в России» под редакцией митрополита Сергия. В книге доказывалось, что в Советской России существует свобода совести, благодаря которой все верующие могут исповедовать свою религию и беспрепятственно отправлять религиозные обряды. Кроме того, в книге утверждалось, что аресты священников связаны с их антисоветской деятельностью и не имеют ничего общего с преследованием по религиозным мотивам, Советская власть религию не преследует.

Таким образом, предложение Рузвельта «организовать информационную кампанию в США о свободе религии в СССР» было принято и практически реализовано.

Благодаря этой информационной кампании и официальному признанию Советским Союзом принципа «религиозной свободы» Конгресс США одобрил новые ассигнования на ленд-лиз в гораздо больших объёмах, чем раньше, и в 1942, 1943 и 1944 годах были подписаны новые советско-американские протоколы по ленд-лизу.

Однако для победы этого было мало - советское руководство не устраивал тот факт, что пока СССР теряет миллионы людей в боях с германскими войсками, американцы и англичане на европейском театре военных действий ограничиваются налётами бомбардировочной авиации и поддержкой Движения Сопротивления в оккупированных странах Европы.

С июня 1942 года СССР вёл переговоры с США и Великобританией об открытии Второго фронта в Европе, однако те уклонялись от более масштабной помощи Советскому Союзу.

И дело было не только в нежелании Рузвельта и Черчилля: американское и британское общественное мнение могло ещё примириться с необходимостью посылать в СССР по ленд-лизу авиационный бензин, алюминий или «Студебеккеры», но отправлять своих сыновей умирать ради помощи «безбожной России»?

Проблема демократии состоит в том, что некоторые вещи избирателям объяснить очень сложно. Тем более, что Сталин не выполнил уже упоминавшиеся требования о роспуске Коминтерна, а в отношении религии всё ограничивалось декларациями, в реальности же практических шагов по облегчению положения церкви сделано не было.

В 1943 году, после длительных неудачных переговоров об открытии Второго фронта, Сталин согласился на роспуск Коминтерна, и предпринял ряд мероприятий, чтобы доказать американской и британской общественности, что в СССР обеспечивается свобода религии не только на бумаге, но и на практике.

4 сентября 1943 года Сталин принял митрополитов Сергия, Алексия и Николая, и дал согласие на избрание Патриарха, на создание Священного синода, на открытие духовных учебных заведений (богословских курсов, духовных семинарий и академий), на издание «Журнала Московской патриархии», на увеличение числа православных приходов и открытие ранее закрытых православных храмов, на освобождение находившихся в заключении православных священнослужителей, на разрешение исполнять церковные службы священнослужителям, отбывшим срок своего заключения, и на открытие свечных заводов.

Кроме того, как видно из текста записи беседы И.В. Сталина с иерархами Русской православной церкви (ГАРФ, ф. 6991, оп. 1, д. 1, лл. 1-10), Сталин сказал: «Если нужно сейчас или если нужно будет в дальнейшем, государство может отпустить соответствующие субсидии церковному центру».

После этого нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов, присутствовавший при беседе И.В. Сталина с иерархами, договорился с митрополитом Сергием о приёме делегации Англиканской церкви, желающей приехать в Москву, во главе с архиепископом Йоркским.

Этот факт указывает на то, что встреча с митрополитами была обусловлена именно необходимостью подготовки к визиту английской церковной делегации - ей было необходимо продемонстрировать наличие в СССР «религиозной свободы». Таким образом, это была лишь показуха. Примерно как в Советской Армии красили траву к приезду выского начальства, а задолго до этого князь Потёмкин к визиту императрицы Екатерины II строил в Таврической губернии фальшивые деревни. Всё было сделано в рамках давних российских и советских традиций.

Через 4 дня после встречи Сталина с православными иерархами, 8 сентября 1943 года, на Архиерейском соборе митрополит Сергий был избран Святейшим Патриархом Московским и всея Руси.

14 сентября 1943 года был создан Совет по делам Русской православной церкви при Совете народных комиссаров СССР во главе с начальником 5-го отдела 2-го Управления НКГБ СССР полковником госбезопасности Г.Г. Карповым. То есть руководить отношениями РПЦ и государства был назначен старший офицер государственной безопасности.

Совет был образован в соответствии с постановлением СНК СССР № 993 от 14 сентября 1943 года; практически же Совет начал работу только в октябре 1943 года, когда постановлением СНК СССР № 1095 от 7 октября 1943 года было утверждено Положение о Совете по делам Русской Православной Церкви.

19 сентября 1943 года в Москву прибыл из Великобритании архиепископ Йоркский Сирил Форстер Гарбетт, и его принял новоизбранный Патриарх Сергий.

21 сентября архиепископ Йоркский вместе с Патриархом присутствовал на литургии в Богоявленском соборе, а 24 сентября 1943 года крупнейшая американская газета «Нью-Йорк таймс» («The New York Times») опубликовала слова архиепископа Йоркского о том, что он «убеждён, что в Советском Союзе существует полнейшая свобода религии».

После этого архиепископ Кентерберийский (глава Англиканской церкви) выступил за оказание всемерной помощи СССР, а руководители Епископальной церкви США (одна из крупнейших протестантских церквей Америки) обратились с письмом к президенту Рузвельту, в котором говорилось: «Мы присоединяемся к Англиканской и Русской православной церкви и призываем к поддержке русского народа и его Красной Армии».

Затем, в конце октября 1943 года, на Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании, госсекретарь США Корделл Хэлл отметил, что в США до сих пор всё ещё с беспокойством относятся к вопросу о религии в СССР, однако В.М. Молотову удалось его убедить, что прежние представления о религии в СССР не соответствуют действительности, и теперь всё изменилось.

Таким образом, требования Рузвельта от 1941 года о роспуске Коминтерна и об улучшении правового и политического положения Русской православной церкви к концу 1943 года были полностью выполнены, благодаря этому имидж Советского Союза в американском общественном мнении значительно улучшился, и американская оппозиция успокоилась.

На Тегеранской конференции 28 ноября - 1 декабря 1943 года было принято решение об открытии Второго фронта в Европе, что и требовалось Советскому Союзу.

Сталин получил то, что ему было нужно, и дальнейшее заигрывание с РПЦ не имело смысла, поэтому, когда 15 мая 1944 года умер Патриарх Сергий, провести выборы нового Патриарха Сталин не позволил!

На решение о высадке западных союзников в Нормандии общественное мнение уже повлиять не могло, подготовка была практически завершена, и 6 июня 1944 года Нормандская операция началась, Второй фронт в Европе открылся.

Однако в начале 1945 года, когда СССР готовился к проведению Крымской (Ялтинской) конференции, на которой должно было решаться послевоенное устройство и раздел сфер влияния в Европе, американцы вновь подняли вопрос об ущемлении прав Русской православной церкви, о котором свидетельствовал тот факт, что уже в течение 9 месяцев не разрешается избрание нового Патриарха.

Поэтому Сталин подготовил эффектный ход: разрешил провести выборы Патриарха за два дня до Ялтинской конференции: новый Патриарх Алексий I был избран 2 февраля, а Ялтинская (Крымская) конференция открылась 4 февраля 1945 года.

Перед открытием Ялтинской конференции генерал П.А. Судоплатов, входивший в рабочую группу по подготовке конференции, встретился с американским послом Авереллом Гарриманом, и, как пишет П.А. Судоплатов в книге «Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы», «Гарриман заметил, что недавние выборы патриарха русской православной церкви произвели весьма благоприятное впечатление на американское общественное мнение».

Как видим, все сталинские ходы с послаблениями по отношению к РПЦ были обусловлены необходимостью создавать благоприятное мнение об СССР среди американцев, и тем самым облегчить переговоры с Рузвельтом.

Но одно дело - продемонстрировать иностранцам наличие Патриарха и подписать документ о «свободе религии», а другое дело - открытие православных храмов, которые раньше массово закрывались.

Обычно в литературе упоминают, что к концу войны в СССР открылось большое количество церквей, но при этом умалчивают, где и с чьего разрешения они открылись.

Имеется очень важный документ - «Справка Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР о действующих и недействующих храмах» от 31 октября 1945 г. (РГАСПИ ф.82 оп.2 д.499 л.37–41), в которой приводится соответствующая статистика:

1. На октябрь месяц 1943 года ко дню образования Совета по делам Русской православной церкви действующих православных церквей на территории Союза было 9829. Из них открыто немцами в период временной оккупации нашей территории примерно 6500 церквей.

2. За 1944-1945 года по Союзу поступило от групп верующих 6770 заявлений об открытии церквей (не считая повторных). По рассмотрении этих заявлений, их проверке, по заключениям обл (край) исполкомов Советом открыто 529 церквей. Из них за 1944 год - 208 церквей в 48 областях, краях и республиках, за 10 месяцев 1945 года - 321 церковь в 64 областях, краях и республиках.

3. За тот же период времени отклонено ходатайств верующих церквей 4850. Находится на рассмотрении 1391 ходатайство. Таким образом, удовлетворено за 1944-45 года 9,8% всех рассмотренных ходатайств.

4. На сегодняшний день имеется на территории Союза действующих православных церквей и молитвенных домов 10358. Из них: в Украинской ССР - 6073; в РСФСР - 2606; в Белорусской ССР - 633; в Молдавской ССР - 615; в Литовской, Латвийской и Эстонской ССР - 343; в остальных союзных республиках - 88. Церкви и молитвенные дома размещены весьма неравномерно. Самое большое количество находится в районах, подвергавшихся немецкой оккупации, где в период 1941-1943 годов имело место массовое открытие церквей.

Обратите внимание: если немцы дали разрешения на открытие 6500 православных церквей, то Советская власть во время войны - только на открытие 579 церквей, причём удовлетворялось только 9,8% обращений верующих, а 90,2% отклонялось.

Немцы во время оккупации нашей территории разрешали верующим беспрепятственно открывать закрытые при Советской власти православные храмы не по доброте душевной, а для того, чтобы продемонстрировать населению, что они, в отличие от коммунистов, не преследуют религию.

Особенно наглядно это иллюстрирует следующий пример на основании статистики из упомянутой Справки: в Псковской области до оккупации было 3 церкви, после освобождения её советскими войсками - уже 200, в Курской области до оккупации - 2 церкви, после ухода немцев - уже 282 церкви, а в Тамбовской области, не подвергшейся оккупации, как было до войны 3 церкви, так после войны 3 церкви и осталось.

Такое сопоставление с немецкими оккупантами было очень невыгодно Советской власти, поэтому после 31 октября 1945 года количество разрешений на открытие православных храмов значительно увеличилось.

Согласно приведённым в книге М.В. Шкаровского «Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве» статистическим данным об открытии и закрытии православных храмов на территории СССР, к 31 декабря 1948 года количество церквей увеличилось до 14447 (то есть на 47%).

Однако причина была не только в желании показать себя лучше немцев.

С сентября 1945 года СССР вёл переговоры с США по вопросам предоставления кредитов, необходимых для восстановления разрушенной войной советской экономики.

Как сообщается в книге Дж. Гэддиса «Соединённые Штаты и происхождение Холодной войны, 1941-1947» (J. Gaddis. The United States and the Origins of the Cold War, 1941-1947), 14 сентября 1945 года Сталин принял делегацию Конгресса США во главе с Уильямом Коллером.

На встрече Сталина с американскими конгрессменами обсуждался вопрос о предоставлении Советскому Союзу денежного займа, но американцы выдвинули следующие условия: СССР должен был раскрыть информацию о состоянии советской экономики, и обеспечить возможность проверки этой информации; сообщить сведения о своих военных расходах; вывести войска из Восточной Европы; разрешить свободное распространение в СССР и Восточной Европе американских книг, газет и журналов.

Эти условия советское руководство не устроили, и переговоры о предоставлении кредитов на более приемлемых условиях продолжались до начала 1947 года. При этом, когда закрытые, непубличные переговоры стали заходить в тупик, Сталин вынес вопрос на публику, и апеллировал к американскому общественному мнению.

В интервью корреспонденту американского информационного агентства «Юнайтед Пресс» Х. Бэйли (опубликовано для советских читателей в газете «Известия» 29 октября 1946 года) И.В. Сталин сообщил, что наша страна заинтересована в получении займа у Соединённых Штатов.

В интервью Эллиоту Рузвельту, сыну умершего в 1945 году президента Ф.Д. Рузвельта (опубликовано для советских читателей в газете «Известия» 24 января 1947 года), И.В. Сталин сказал, что если бы между Соединёнными Штатами и Советским Союзом было достигнуто соглашение о кредитах, это было бы взаимно выгодно для обеих сторон.

Однако США по-прежнему выдвигали неприемлемые условия для предоставления кредита, а предложенный в 1947 году американцами для Европы «План Маршалла» был столь же неприемлемым для контролируемых Советским Союзом стран Восточной Европы, и в июне 1947 года те от участия в «Плане Маршалла» отказались.

После этого окончательно стало ясно, что получить от США кредиты на устраивающих СССР условиях не удастся, и отношения между двумя сверхдержавами резко ухудшились, началась «Холодная война», в связи с чем дальнейшее заигрывание с американским общественным мнением, в том числе и в сфере «религиозной свободы», не имело смысла.

Поэтому после 1947 года положение Русской православной церкви в СССР вновь начинает ухудшаться.

В 1948-1949 годах в СССР были запрещены крестные ходы, молебны на полях, уроки Закона Божия для детей.

С 1949 года ранее открытые православные храмы стали вновь закрываться. Их переоборудовали под сельские клубы и склады.

С 1 января 1949 года по 1 января 1953 года (статистика из упомянутой книги М.В. Шкаровского) количество православных храмов в СССР уменьшилось с 14447 до 13508 (на 7%), количество монастырей за этот же период сократилось с 75 до 60 (на 25%).

В 1947 году возобновились аресты священников. По состоянию на 1949 год в советских исправительно-трудовых лагерях уже содержалось 3523 священнослужителя, при том, что на свободе оставалось 11835 священнослужителей. Таким образом, от общего числа православных священников по стране (15358) в лагерях сидели 22,9%, то есть каждый четвёртый православный священник!

О чём всё это свидетельствует?

Когда ему требовалось изображать «религиозную свободу» перед американцами, Сталин шёл на уступки Русской православной церкви.

А в те периоды, когда мнение американцев можно было проигнорировать, Сталин показывал своё истинное отношение к православию, и проводил антицерковную политику.

Биографии
История
Музыка
Природа