Данный сайт не является СМИ и не является блогом в соответствии с законодательством РФ. Ограничение по возрасту: 18+

Законы Солона, или истоки политкорректности и вмешательства государства в частную жизнь

Почему чем больше демократии, тем меньше свободы? Почему чем дальше развивается демократическое государство, тем больше оно вмешивается в жизнь человека? Почему демократия неизбежно заканчивается политкорректностью и ограничениями свободы слова? Может быть, это сейчас демократия какая-то неправильная, а раньше она была правильная, но затем её извратили?

Как известно из истории, впервые в мире демократия (по-гречески - «народовластие»), как вид политической организации государства, при котором органы власти избираются народом, зародилась в Древней Греции, в городе Афины, в VI веке до н.э.

Солон Основоположником демократии был афинский архонт (правитель) по имени Солон, который в 594-593 гг. до н.э. разрешил всем свободным гражданам участвовать в народном собрании и избирать высших должностных лиц, а также разрешил народному собранию принимать или отклонять законопроекты.

В результате реформ Солона власть стала как бы принадлежать народу, а все высшие должностные лица стали выборными и ответственными перед народом.

Кроме того, Солоном было введено в Афинах новое законодательство, которое по имени автора получило название «Законы Солона».

А теперь давайте проведём параллели между первой в мире афинской демократией и современными демократическими государствами, и посмотрим, что можно найти здесь общего.

Какая сейчас главная проблема, которая не даёт покоя большинству граждан что в демократической России, что в демократических США?

Как расплатиться по кредитам!

В демократических Афинах было то же самое. Афиняне имели склонность жить не по средствам, набирали денег в долг, а затем не знали, как расплатиться, даже попадали в долговое рабство. Долговая проблема стала настолько острой, что одним из законов Солона все старые долговые обязательства были отменены, однако свалившаяся на должников халява лишь усилила их привычку жить в долг и не думать о будущем, и в скором времени всё вернулось «на круги своя»: афиняне снова оказались в долгах как в шелках.

Я бы даже предположил, что архонт Солон отменой старых долгов преследовал тайную цель убедить граждан в том, что если старые долги отменили, то можно без ограничений набирать новые, всё равно их потом отменят. Люди поверили, что халява будет вечной, и долгов набрали ещё больше. Только новые долги уже никто не отменял.

Что интересно, в других древнегреческих государствах, не столь демократических, как Афины, граждане в таких масштабах долгов не набирали. И в современных «тоталитарных» странах проблема «как расплатиться по кредитам» людям спать не мешает.

Кстати, друзья Солона - Конон, Клиний и Гиппоник - на отмене долгов неплохо «наварились»: Солон их заранее предупредил, что он собирается отменить долги, и эти три весёлых друга набрали в долг огромные денежные суммы и скупили земельные участки, а когда Солон долги отменил, Конон, Клиний и Гиппоник отказались возвращать долги кредиторам - на основании закона, изданного их высокопоставленным другом.

История умалчивает, была ли «коррупционная составляющая» в решении Солона об отмене долгов, так сказочно обогатившем его друзей, и получил ли он за это, выражаясь современными терминами, «откат», однако, по свидетельству древнегреческого историка Плутарха, многие афиняне прямо называли Солона участником обмана.

Ещё одна характерная черта современных демократических государств - огромное количество сложных, противоречивых, невероятно запутанных законов, в которых даже сами юристы зачастую не могут разобраться, поэтому суды начинают толковать и применять законы так, как им удобнее, и решение спора в суде целиком и полностью зависит от того, какое сегодня у судьи настроение, и как он в очередной раз истолкует какой-нибудь закон (о том, что неясность законов может способствовать судейской коррупции, говорить как-то не хочется).

В демократических древних Афинах после принятия законов Солона происходило то же самое. Даже древнегреческий историк Плутарх, в целом очень даже симпатизировавший Солону, был вынужден признать: «неясностью и многочисленными противоречиями в тексте законов Солон возвысил значение судов: благодаря этому, когда предмет спора не мог быть решен на основании законов, приходилось всегда иметь надобность в судьях и всякое спорное дело вести перед ними, так как они были некоторым образом господами над законами» (Плутарх, «Сравнительные жизнеописания», глава «Солон»).

В «тоталитарных» государствах законы, напротив, очень простые и понятные, исключающие двойное толкование, и разобраться в них может даже обычный человек, не юрист. Возьмите, например, законы бывшего СССР, издававшиеся в 1960-1970-х годах, и сравните их с нынешними российскими, и всё станет ясно.

Ещё одна характерная черта современных демократий - добровольно-принудительный порядок участия граждан в выборах. То есть, если человек не хочет участвовать в политической жизни, демократическое государство обязательно найдёт способ его заставить.

И способы здесь самые разные, от применяющихся в постсоветских странах неофициальных методов, типа запрета студентам из сельской местности уезжать на выходные домой в день выборов, чтобы заставить их проголосовать на избирательном участке в общежитии, до огромных штрафов и даже тюремного заключения (!) за уклонение от участия в голосовании на выборах в некоторых странах Западной Европы (Италия, Бельгия, Австрия, современная Греция и др.).

Какой-то театр абсурда получается: ты народ, источник власти, а не хочешь властвовать - мы тебя под суд! Я «квасным патриотизмом» не страдаю, но не могу не признать - получается, что в сфере избирательного законодательства у россиян гораздо больше свободы, чем в странах Европы. У нас хотя бы за нежелание ходить на выборы к уголовной ответственности не привлекают.

В демократических Древних Афинах участие в политике тоже было строго обязательным. Как пишет Плутарх, «из остальных законов Солона особенно характерен и странен закон, требующий отнятия гражданских прав у гражданина, во время междоусобия не примкнувшего ни к той, ни к другой партии. Солон, по-видимому, хочет, чтобы гражданин не относился равнодушно и безучастно к общему делу».

То, что гражданин может просто не захотеть участвовать в грызне между партиями, и спокойно заниматься своими личными делами, ни первому в мире демократу Солону, ни современным демократам просто в голову не приходит.

В современных демократиях (и на Западе значительно больше, чем в России) государство устанавливает множество правил, регламентирующих разные стороны жизни человека, вмешиваясь даже в семейную жизнь.

А если государству кажется, что в семье, допустим, отношения между родителями и детьми хоть на миллиметр отклоняются от стандартов, желательных для государства, детей попросту отбирают и отправляют в детдом, при этом самого ребёнка вообще не спрашивают, где ему лучше, в детдоме или с родителями (например, подобный случай в Финляндии освещался по всем каналам российского телевидения весной 2010 года в течение недели).

Однако до того уровня маразма, который наблюдался при основоположнике демократии Солоне в Афинах, современным государствам ещё далеко.

Афинское государство вмешивалось даже в интимные стороны частной жизни своих граждан. Например, законы Солона регламентировали, кто и с кем обязан (!) вступать в брак, какое меню должно быть у молодожёнов, насколько часто надо заниматься сексом, и т.д.

Вот несколько характерных примеров из книги Плутарха: «закон, по которому невесте перед тем, как запереть ее с женихом, давали поесть айвы», «муж богатой сироты должен иметь свидание с нею по крайней мере три раза в месяц», «Солон уничтожил обычай давать приданое и разрешил невесте приносить с собою только три гиматия и вещи из домашней обстановки небольшой ценности - больше ничего», «найдя юношу в спальне богатой старухи, он заставил его перейти к девушке, нуждающейся в муже», «он запретил женщинам царапать себе лицо», и т.д.

Ну какое, спрашивается, дело государству, что будет есть невеста перед первой брачной ночью, сколько раз в месяц муж будет заниматься любовью с «богатой сиротой», с кем будет юноша лежать в постели, и расцарапает ли женщина сама себе лицо? Но нет, основоположнику демократии Солону до всего было дело!

Первое в мире демократическое государство регламентировало даже то, какие вещи может брать с собой человек при поездке за город!

Как пишет Плутарх, «Солон издал закон, запрещающий беспорядок и неумеренность. Он разрешил женщинам при выезде из города брать с собою не больше трех гиматиев, пищи или питья не больше, чем на обол, иметь корзинку не больше локтя, отправляться ночью в дорогу только в повозке с фонарем впереди». А если бы корзинка была на вершок больше локтя, афинская демократия наверно бы рухнула :).

Однако и на этом дело не остановилось, бред реформаторства у Солона обострялся не по дням, а по часам.

Отец всемирной демократии вдруг объявил себя специалистом по сельскому хозяйству, и, как свидетельствует Плутарх, «Солон определил, с большим знанием дела, также расстояние, которое следовало соблюдать при посадке растений. При посадке различных деревьев на поле он приказал отступать от владения соседа на пять футов, а при посадке смоковницы или маслины - на девять», «Тем, кто хотел копать ямы и канавы, Солон приказал отступать от соседнего владения на расстояние, равное их глубине. А ставить пчельники по закону полагалось на расстоянии трехсот футов от пчельников, уже поставленных другим».

Если большой начальник учит крестьянина, как ему сажать деревья, заканчивается всё очень печально. Сельское хозяйство в афинских окрестностях деградировало, продуктов стало не хватать, и Солону пришлось запретить вывоз сельхозпродукции за границу.

При преемниках Солона, старавшихся усовершенствовать демократию путём дальнейшего усиления регламентации, сельское хозяйство деградировало окончательно, и Афины почти на 100% стали зависеть от импорта продовольствия.

Ещё одной характерной чертой современной демократии является ведущее положение в обществе лиц, придерживающихся нетрадиционной сексуальной ориентации.

Про расцвет гомосексуализма в Древней Греции сейчас наверно абсолютно все уже знают, и первое место в этой специфической сфере, естественно, занимала афинская демократия.

Сам Солон, как читатели наверно уже догадались, тоже был гомосексуалистом. Как пишет Плутарх, Солон был влюблён в афинского политика Писистрата (ставшего впоследствии его преемником), да и не только в этого мужчину он влюблялся. По словам Плутарха, «Солон не был равнодушен к красавцам и не имел мужества вступить в борьбу с любовью», и даже писал стихи о своей любви к юношам.

Более того, Солон считал гомосексуализм занятием для благородных людей, и даже «издал закон, воспрещающий рабу натираться маслом для гимнастических упражнений и любить мальчиков. Он ставил это в число благородных, почтенных занятий, и некоторым образом призывал людей достойных к тому, от чего отстранял недостойных» (Плутарх, «Сравнительные жизнеописания»).

Кстати, весьма удивительно, как это Солон позабыл законодательно разъяснить, можно ли рабам любить мальчиков, не натираясь маслом? И главное, обратите внимание: «призывал людей достойных к тому, от чего отстранял недостойных». То есть Солон призывал достойных людей к педофилии, и относил эту отвратительную мерзость к числу «благородных, почтенных занятий»!

Ещё одной важной чертой современной демократии является политкорректность, то есть специфическая форма цензуры, когда запрещается говорить какие-либо слова и высказывать какие-либо мысли, которые могут кому-то не понравиться.

Политкорректность приводит к искажению языка и появлению «новояза» - специфических терминов, которые должны заменить те слова, которые кому-то могут показаться неприятными.

Например, в США в обязательном порядке вместо «негр» надо говорить «афроамериканец», вместо «толстый» - «горизонтально расширившийся», вместо «бедный» - «испытывающий недостаток», вместо «проститутка» - «сексуальный работник», вместо «гомосексуалист» - «весёлый» («gay»), вместо «наркоман» - «зависимый от веществ», и т.д.

Да и российское телевидение не отстаёт - вместо «глухие» наши дикторы говорят «слабослышащие», вместо «инвалиды» - «лица с ограниченными возможностями», вместо «негры» - «темнокожие», вместо «гомосексуалисты» - «представители сексуальных меньшинств», и т.д.

А впервые политкорректность появилась в демократических Древних Афинах. Как пишет Плутарх, «афиняне вежливо называют пристойными, смягчающими смысл именами некоторые предметы, чтобы прикрыть их нежелательный характер: например, распутных женщин называют приятельницами, налоги - взносами, гарнизоны в городах - охраною, тюрьму - жилищем. Солон, думается мне, был первый, который употребил эту уловку, назвав уничтожение долгов стряхиванием бремени».

Кстати, «налоги - взносами» называют и в некоторых современных государствах. При этом, возможно в целях маскировки, «взносами» называют самые высокие налоги. Так, например, в современной России «взносы» в Пенсионный фонд, Фонд социального страхования и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в общей сложности в 1,7 раза превышают налог на прибыль организаций и в 2,6 раза превышают налог на доходы физических лиц. Однако называть «тюрьму - жилищем» даже современные демократы не додумались, а вот у древнегреческих демократов на это фантазии хватило.

Надо сказать, что законы Солона подвергались критике со стороны его наиболее дальновидных современников. Так, например, философ Анахарсис высмеивал законы Солона, и говорил, что они «ничем не отличаются от паутины: как паутина, так и законы, когда попадаются слабые и бедные, их удержат, а сильные и богатые вырвутся» (возможно, намекая на то, что у богатых есть возможность дать взятку, а у бедных на взятки просто нет денег).

На это Солон отвечал, что законы он «так приноравливает к интересам граждан, что покажет всем, насколько лучше поступать честно, чем нарушать законы». Однако, как был вынужден заметить историк Плутарх, «результат получился скорее тот, какой предполагал Анахарсис, чем тот, на который надеялся Солон». Да и могло ли быть иначе, если эти законы, сущность которых мы сейчас подробно разобрали, противоречили не только интересам граждан, но и просто здравому смыслу?

В конечном итоге реформы Солона, как и его более чем странные законы, привели к весьма безрадостному финалу для «отца греческой демократии».

Вот как об этом рассказывает Плутарх: «После введения законов к Солону каждый день приходили люди … обращались с вопросами, осведомлялись о чем-нибудь, просили дополнительных объяснений о смысле каждой статьи и об ее назначении [а чему здесь удивляться, если законы, по словам самого же Плутарха, отличались неясностью и многочисленными противоречиями? - прим. авт.]. Солон нашел, что исполнять эти желания нет смысла, а не исполнять значит возбуждать ненависть к себе, и вообще хотел выйти из этого затруднительного положения и избежать недовольства и страсти сограждан к критике… Поэтому под тем предлогом, что ему как владельцу корабля надо странствовать по свету, он попросил у афинян позволения уехать за границу на десять лет, и отплыл из Афин».

Если говорить без плутарховских дипломатических вывертов, Солон навязал согражданам бестолковые и непонятные законы, которых никто не мог понять без его разъяснений, а когда его достали вопросами о смысле его же собственных законов, он попросту сбежал за границу!

А вот теперь очень важный момент. Почему Писистрат, ставший главой Афин после бегства Солона, не отменил его законы? И почему солоновская афинская демократия стала эталоном для всех последующих демократических систем вплоть до настоящего времени?

Чтобы ответить на эти вопросы, давайте подытожим те характерные черты демократии, которые были в Афинах при Солоне, и сохраняются у всех демократий по сей день:

1. Стимулирование граждан к влезанию в долги путём массированной рекламы или хитрых ходов вроде прощения старых долгов, чтобы побудить людей набрать ещё больше долгов новых. В результате - долговая зависимость большинства граждан от кредиторов и кредитных учреждений.

2. Сложные, противоречивые, неясные и запутанные законы. В результате - полнейшая зависимость граждан от судей, толкующих законы, как им вздумается, и становящихся «господами над законами», по выражению Плутарха.

3. Принуждение граждан к участию в выборах и в политической жизни, навязывание им нескольких партий, различающихся только именами своих лидеров.

4. Вмешательство государства в частную жизнь граждан, в том числе во взаимоотношения внутри семьи, установление массы непонятных и бессмысленных запретов.

5. Вмешательство государства в экономику (при Солоне - в сельское хозяйство, сейчас - куда угодно).

6. Пропагандирование нетрадиционной сексуальной ориентации.

7. Политкорректность и замещение языковых понятий «политкорректными» выражениями.

Если такие явления и признаки сохраняются у всех демократий в течение тысячелетий, значит это кому-то нужно?

Объяснение, на мой взгляд, такое:

В монархическом государстве правитель получает власть по наследству, и его приход к власти от подданных абсолютно не зависит. Самодержавному монарху нет никакого дела до того, что думают подданные, что у них происходит в семьях и какие мысли у них в головах.

Поэтому абсолютному монарху-самодержцу нет никакого интереса вмешиваться в жизнь обычных людей, с которыми он лично не пересекается: его власть от них не зависит, а следовательно, ему нет необходимости их тотально контролировать.

В демократическом государстве ситуация совершенно другая - власть избирается народом, и если власть хочет оставаться властью как можно дольше, ей не остаётся никакого другого выхода, кроме как обеспечить нужные результаты голосования на выборах, и не допустить до победного результата невыгодных для правящей элиты кандидатов.

Для этого требуются послушные, запуганные избиратели, боящиеся выражать мнение, отличающееся от общепринятого, не способные на протест, легко управляемые и тотально контролируемые.

Иными словами, избиратель должен либо понимать осознанно, либо ощущать на уровне подсознания, что любой шаг в сторону, любое проявление самостоятельности может закончиться весьма печально.

Именно для обеспечения тотального контроля над избирателями и применяются все вышеперечисленные инструменты, характерные для демократии во все исторические эпохи.

Их истинный смысл надо растолковать подробнее:

1. Долговая зависимость и стимулирование к влезанию в долги с помощью рекламы или хитрых акций типа солоновского «стряхивания бремени», имевшего целью внушить надежду на последующую отмену новых, более крупных долгов.

Если человек живёт по средствам, имеет денежные накопления, то временные трудности, временную потерю доходов он перенесёт относительно безболезненно. Зато для человека, живущего в кредит и наделавшего долгов, потеря работы или закрытие малого бизнеса станет катастрофой: ведь если нет достаточных доходов, чтобы расплачиваться с кредиторами, будет отобрано всё имущество, и человек окажется в полной нищете.

Поэтому человека, неправильно мыслящего, если он работает по найму, можно за что-нибудь уволить (например, в июне 2011 года журналист РИА «Новости» Николай Троицкий был уволен за негативное высказывание о гей-парадах), а бизнесмена можно лишить возможности заниматься бизнесом (см. пункт 5), и если человек имеет массу долгов, то временное лишение доходов приведёт к невозможности расплатиться с кредиторами со всеми соответствующими последствиями. Тут сто раз подумаешь, прежде чем высказать своё мнение.

2. Сложные, противоречивые, неясные и запутанные законы, в результате чего судьи становятся «господами над законами».

Это нужно для того, чтобы неправильно мыслящего гражданина можно было в любой момент за что-нибудь привлечь и наказать. Ведь при огромной массе противоречивых и непонятных законов хочешь - не хочешь, а всё равно что-нибудь нарушишь, а в суде потом ничего не докажешь, ведь «господа над законами» понимают законы по-своему.

3. Принуждение граждан к участию в выборах и навязывание им нескольких (чаще всего двух) усиленно рекламируемых партий.

Без участия населения в выборах система теряет смысл. В случае принятия властью каких-либо непопулярных или сомнительных решений всегда можно сослаться на волю народа. А если народ на выборы не ходит, сваливать ответственность не на кого. Поэтому людей принуждают к участию в демократических процедурах, а за отказ - лишают гражданства (как в Древних Афинах при Солоне), или сажают в тюрьму (как в современной Европе).

При этом, чтобы власть правящего класса не зависела от результатов голосования, избирателям навязываются две партии, которые на словах конкурируют друг с другом, критикуют, поливают друг друга грязью, имитируя политическую борьбу, а в реальности после победы на выборах делают одно и то же (республиканцы и демократы в США, например). Недоволен республиканцами - голосуй за демократов. Недоволен демократами - голосуй за республиканцев. Итоги нахождения и тех, и других у власти будут одинаковы. Как говорится, «За кого ни голосуй, всё равно получишь ... одно и то же».

4. Вмешательство государства в частную жизнь граждан, в том числе во взаимоотношения внутри семьи, установление многочисленных и бессмысленных запретов, мешающих нормальной жизни людей.

Это нужно для того, чтобы у неправильно мыслящего гражданина можно было в любой момент, например, отобрать детей за «насилие в семье» (как в современной Европе), или наказать за то, что застукали в спальне не с той партнёршей (как в Афинах при Солоне), и т.д.

Чем более идиотский запрет, тем чаще его нарушают. Если запретить гражданам дышать (или ругать ребёнка за плохое поведение, или спать с кем хочется, и т.д.), то нарушать запрет будут все или почти все. Поэтому в случае необходимости наказать можно будет любого. Это приучает людей «молчать в тряпочку» и «не высовываться», чтобы не попасться на глаза. Ведь если высунешься - всегда найдётся какой-нибудь идиотский запрет, который невозможно не нарушить, а значит - найдётся повод для наказания.

5. Вмешательство государства в экономику (при Солоне - в сельское хозяйство, сейчас - куда угодно).

Это нужно для того, чтобы можно было в любой момент прикрыть любой бизнес (ферму, магазин, фабрику, и т.д.) за нарушение каких-нибудь регламентов, ведь все запреты, которые изобретает демократия, соблюдать всё равно невозможно. Благодаря этому предприниматели будут бояться действовать против власти, да ещё и будут следить за своими работниками, обеспечивая их лояльность системе.

6. Пропаганда гомосексуальной ориентации.

Это нужно для того, чтобы получить массу послушных, легко управляемых и слабовольных избирателей. Вспомните свою учёбу в школе: кто в целом были более спокойные, усидчивые, прилежные, послушные, мальчики или девочки?

Женоподобные мужчины с женским характером - это идеальный электорат, который всё стерпит и никогда не взбунтуется. А если и взбунтуется, то это скорее будет похоже на цирк, чем на революцию. Вспомните гей-парады, над которыми скорее смеются, чем их боятся.

7. Политкорректность и замещение языковых понятий «политкорректными» выражениями, запрет «неполиткорректных» высказываний.

Это нужно для того, чтобы выработать у людей привычку к самоцензуре, боязнь высказывать то мнение, которое отличается от общепринятого. Тех, кто допускает неполиткорректные высказывания, в условиях демократии, как правило, увольняют с работы, и другие люди сто раз подумают, прежде чем открыто высказать свои мысли.

Ну и напоследок надо разобраться с ещё одним важным вопросом: а зачем вообще надо было городить огород с этой демократией, ведь насколько было проще при монархии или тирании, как её ни назови?

Дело в том, что монархия выгодна царствующей династии (да и простому народу тоже), а вот финансовой олигархии монарх неподконтролен. Если монарх не устраивает олигархов, они ничего с ним не смогут сделать, а физическое устранение, при наличии нормально работающих спецслужб - дело весьма затруднительное.

Зато победа на выборах в условиях демократии зависит в основном от количества денег, и если действующее правительство не устраивает финансовую олигархию, то она даст денег другой партии, и та победит на следующих выборах. Вышедший из под контроля финансовой олигархии правитель в условиях демократии легко может быть заменён более удобным человеком путём процедуры выборов. И чем чаще проходят выборы, тем больше зависят политики от своих «спонсоров».

К какому социальному слою принадлежал архонт Солон? Он любил прибедняться, причислял себя скорее к бедным, чем к богатым. Но это на словах. А что же на деле? А в реальности Солон занимался оптовой торговлей, был богатым купцом, и нажил приличное состояние. Однажды он сам про себя написал: «серебра в изобилье, золота много, земли и плодородных полей, есть и кони и мулы». Плутарх отмечает «расточительность Солона, его склонность к изнеженности... все это, как полагают, было следствием его занятия торговлей».

Афинская финансовая олиграхия состояла большей частью из богатых купцов и сотрудничавших с ними ростовщиков (то есть тогдашних банкиров), при этом ведущая роль была у купечества. Таким образом, купец Солон был частью финансовой олигархии, и действовал в её интересах.

Возникает вопрос: а почему бы олигархам, свергнув монарха, не установить напрямую олигархическое правление, без всяких демократических фокусов? Такое в Древней Греции уже было, и в Афинах в том числе (до Солона).

Однако неприкрытая, незамаскированная демократическими вывесками олигархическая система афинскому народу не нравилась, так как «демосу» открыто давали понять, что у него нет власти. Поэтому люди постоянно возмущались, устраивали бунты и волнения. Олигархам было нужно спокойствие. Отсюда и неизбежный логический вывод: самый лучший раб - это такой раб, который думает, что он свободный.

Вот поэтому Солон и провёл демократические реформы, и создал людям иллюзию народовластия и свободы.

Демократия - это иллюзия, ведь на самом деле правит не народ, а отдельные личности, избранные частью народа (только той его частью, которая голосовала за кандидатов, пришедших к власти), а вот повлиять на волю избирателей, одурачить людей на выборах, очень легко, а предвыборные обещания обычно никто не выполняет, находя для этого самые разные «уважительные» причины.

Например, в США избиратели, недовольные Джорджем Бушем-младшим, вперёд и с песнями ломанулись в 2008 году на выборы, чтобы проголосовать за Барака Обаму, а что от этого изменилось? Абсолютно ничего! Какие проблемы были в Америке при Буше, такие же остались и при Обаме. Только один президент был белый, а другой - «загорелый», вот и вся разница. Как было при Солоне, так и продолжается в западных демократиях по сей день.

Кстати, после введения демократии в Афинах высшие должности, как и раньше, остались за богатыми. Для недопущения «демоса» к реальной власти Солон установил имущественный ценз - то есть обязательный минимум имущества, которым должен владеть кандидат на выборную должность.

А если до этого ценза по своему имущественному положению кто-то не дотягивал, то, как пишет Плутарх, «им он не позволил исполнять никакой должности; они участвовали в управлении лишь тем, что могли присутствовать в народном собрании».

То есть, сущность солоновской демократии сводилась к тому, что если раньше олигархи сами себя назначали, то теперь их стали выбирать.

В большинстве современных демократий имущественный ценз формально отменён, но в реальности высшие властные органы состоят в основном из людей далеко не бедных. А простые граждане, как и во времена Солона, удостаиваются лишь чести ходить на выборы.

Сейчас уже за давностью лет невозможно сказать, сам ли Солон придумал демократию в том виде, в каком она была реализована в Афинах и действует до сих пор, или, что более вероятно, он выражал интересы группы состоятельных людей, которые разрешили ему «уйти в отпуск», после того, как он сделал своё дело и провёл нужные реформы в Афинах, но в любом случае, Солон навсегда вошёл в мировую историю как основоположник демократии, политкорректности и вмешательства государства в экономику и в частную жизнь.

Биографии
История
Музыка
Природа