Данный сайт не является СМИ и не является блогом в соответствии с законодательством РФ. Ограничение по возрасту: 18+

О том, как Рихард Вагнер поссорился с Джакомо Мейербером

Рихард Вагнер Вильгельм Рихард Вагнер (Wilhelm Richard Wagner), родившийся 22 мая 1813 года и умерший 13 февраля 1883 года, считается одним из самых гениальных композиторов за всю историю германской музыки.

Однако, как и многие другие гении, он обладал крайне сложным и неуживчивым характером.

Рихард Вагнер с крайней нетерпимостью относился ко всем другим композиторам, особенно работавшим, как и он, в оперном жанре.

Главным своим противником Вагнер считал композитора Джакомо Мейербера, работавшего сразу в трёх странах - Франции, Германии и Италии.

Причём вражда с Мейербером получилась фактически по известной русской поговорке - «Не делай добра, не будет и зла».

В 1839 году молодой Рихард Вагнер, который в ту пор жил очень бедно и влез в долги, сбежал из Германии во Францию, спасаясь от кредиторов. Однако и там его достали, и ему даже пришлось отсидеть в долговой тюрьме четыре недели. И в этой сложнейшей ситуации Вагнеру помог Джакомо Мейербер - он дал ему денег и подкинул работу по музыкальным аранжировкам.

Проработав во Франции три года, в 1842 году Рихард Вагнер вернулся в Германию. Дела у него постепенно пошли получше, и тут он стал яростно нападать на своего бывшего благодетеля - Джакомо Мейербера.

Рихард Вагнер был слишком гордым, и считал, что посторонняя помощь человека унижает. Поэтому он возненавидел от всей души помогшего ему в критический момент Мейербера. И стал утверждать, что музыка Мейербера - это пошлость, при постановке опер он всё делает не так, слишком много внимания уделяет внешним эффектам.

Кстати, сам Вагнер уделял внимание внешним эффектам даже больше, чем Мейербер - достаточно вспомнить лошадей, скачущих по сцене в вагнеровской опере «Валькирия». Однако Вагнер, замечая соринку в чужом глазу, в своём глазу бревна не заметил.

Затем Рихард Вагнер выдвинул просто убойный аргумент против музыки Мейербера - он заявил, что это музыка коммерческая, и Мейербер пишет ради денег. То, что и сам Вагнер тоже получал гонорары за свою музыку, он предпочёл не заметить.

Впоследствии Вагнер неожиданно вспомнил, что Джакомо Мейербер - еврей по национальности, и перенёс свою ненависть к Мейерберу на еврейский народ в целом.

В 1850 году Рихард Вагнер даже написал статью «Еврейство в музыке», в которой доказывал, что евреи, по его мнению, во-первых, не создали в музыке ничего выдающегося, во-вторых, по словам Вагнера, они вредно влияют на немецкую культуру, а в-третьих, как утверждал Вагнер, они сами по себе плохие и вредные, и даже, как написал Вагнер, «самый язык евреев противен нам, он подобен перепутанной болтовне».

Между тем, антисемитские утверждения Вагнера выглядят весьма странно.

Начнём с того, что гениальных еврейских композиторов ничуть не меньше, чем «истинно-арийских», и по своему вкладу в музыку они занимают одно из первых мест в мире. Даже если ограничиться только современниками Вагнера, достаточно вспомнить таких композиторов-евреев, как Феликс Мендельсон и Жак Оффенбах, чья музыка вполне сопоставима по своей гениальности с вагнеровской. Да и музыка Мейербера, если разобраться, ничем не хуже, чем музыка Вагнера.

Особенно нелепыми выглядят претензии Вагнера к языку евреев. Дело в том, что язык идиш, на котором разговаривали ашкеназы (евреи, происходящие из Германии) фактически представляет собой один из диалектов немецкого языка.

Основу языка идиш составляет средневерхненемецкий язык, только с древнееврейским алфавитом вместо латиницы, и с отдельными включениями семитских и славянских слов.

Средневерхненемецкий - это средневековый вариант немецкого языка, на котором написаны самые знаменитые произведения рыцарской и вообще средневековой немецкой литературы, такие, как «Песнь о Нибелунгах», «Парцифаль», «Тристан и Изольда», многочисленные стихотворения в жанре миннезанга (рыцарской любовной поэзии), например, стихотворения Вальтера фон дер Фогельвейде.

Евреи, жившие в средневековой Германии, разговаривали на языке окружающего населения, только записывали слова не латиницей, а древнееврейским алфавитом, а для обозначения некоторых религиозных терминов использовали слова из иврита и арамейского языка.

После того, как из-за погромов, поводом для которых стала эпидемия чумы, известная как «Чёрная смерть», евреям в XIV веке пришлось покинуть Германию, и переселиться в Польшу, Великое княжество Литовское и другие страны Восточной Европы, они унесли с собой и язык, на котором разговаривали в Германии. Затем к этому языку, получившему название идиш, добавились некоторые слова из славянских языков, но в основе остался средневерхненемецкий.

Почему же евреи в Восточной Европе упорно продолжали говорить именно на этом, фактически средневековом немецком языке? Потому что это было единственное, что у них осталось от страны, которая на долгие века стала их второй Родиной после изгнания их римлянами из Земли Израиля. Евреи были вынуждены переселяться из страны в страну, пока значительная их часть не осела в Германии.

Иврит считался священным языком, на котором были написаны некоторые священные книги и произносились молитвы, поэтому до массового переселения в Израиль (в XX веке) в быту на нём не говорили. Даже в религиозных учебных заведениях (ешивах) говорили на арамейском языке, который был разговорным языком у древних евреев в первые века нашей эры, и на котором в основном написан Талмуд.

На иврит перешли только в XX веке те евреи, которые стали переселяться в Палестину, а затем в созданное в 1948 году Государство Израиль, и то многие группы евреев Израиля говорят на иврите лишь в официальной и деловой обстановке, но не в быту. Массовым бытовым языком евреев Восточной Европы был идиш, а их самоназвание (ашкеназы) происходит от еврейского названия Германии - Ашкеназ.

Когда в XVII-XIX веках евреи стали постепенно возвращаться из Восточной Европы в Германию, они по-прежнему разговаривали на идиш. Язык самих немцев к тому времени уже изменился, а у евреев язык остался фактически в средневековом варианте. Он был вполне понятен, но возможно, звучал несколько странно (как для современных русских несколько странно звучал бы русский язык времён Ивана Грозного или Петра Первого).

Однако сравнивать язык евреев с «перепутанной болтовнёй», как это делал Вагнер, просто глупо. Надо знать историю своей страны, и надо знать, на каком языке говорили предки, на каком языке были написаны выдающиеся произведения средневековой литературы.

Композитору Вагнеру, написавшему оперы «Парцифаль», «Тристан и Изольда», оперную тетралогию «Кольцо Нибелунга», следовало знать, что язык, на котором были написаны оригинальные средневековые тексты, гораздо ближе к «противному» языку евреев, чем к современному немецкому языку (в переводе на современный немецкий язык эти произведения были изданы И. Бодмером и Г. Миллером - на этом современном языке Р. Вагнер их и прочитал, а средневековыми оригиналами не поинтересовался).

Очень странно выглядят антисемитские тезисы Вагнера не только с исторической, но и с личностной точки зрения.

Во-первых, Рихард Вагнер родился не где-нибудь, а в еврейском квартале Лейпцига. Его родители считались христианами, но почему же они тогда жили в еврейском квартале - тайна, покрытая мраком. Во всяком случае, многие современники Вагнера считали его евреем. Среди тех, кто был убеждён в еврейском происхождении Рихарда Вагнера, был и выдающийся немецкий философ Фридрих Ницше.

Во-вторых, несмотря на то, что Рихард Вагнер враждовал с Джакомо Мейербером, у него была масса друзей-евреев - Самуэль Лерс, Карл Таузиг, Йозеф Рубинштейн, Анджело Нейман, Герман Леви.

Таким образом, весь антисемитизм Рихарда Вагнера целиком и полностью базировался на личной ненависти к Джакомо Мейерберу, который помог ему в трудную минуту, и, по мнению Вагнера, унизил его своей помощью. Именно поэтому, уже не зная, к чему бы ещё придраться, Вагнер перешёл на национальность Мейербера, и написал очевидные глупости о евреях и о еврейском языке.

Кстати говоря, Вагнер невольно попал в антисемитскую историю даже после своей смерти.

В 1942 году военному коменданту Вены доложили, что в Венской опере находится бюст композитора-еврея Феликса Мендельсона, а это противоречит «арийскому порядку». Комендант лично отправился в оперу разбираться, и сам осмотрел все установленные там бюсты композиторов.

Табличек с фамилиями не было, а как выглядит Мендельсон, комендант не знал, поэтому он приказал солдатам выбросить на улицу бюст того композитора, который чертами лица больше всех напоминал еврея. Солдаты выбросили бюст Рихарда Вагнера.

И всё же необходимо отметить, что сложность, противоречивость и неуживчивость характера Рихарда Вагнера, а также его исторические заблуждения, никоим образом не отменяют его гениальности в музыке, и он по праву считается одним из виднейших представителей европейского оперного и драматического музыкального искусства.

Биографии
История
Музыка
Природа