Данный сайт не является СМИ и не является блогом в соответствии с законодательством РФ. Ограничение по возрасту: 18+

Михал Клеофас Огинский и его невесёлая жизнь

Полонез «Прощание с Родиной» - мелодия очень грустная, которую от хорошей жизни не напишешь. И действительно, автор этой музыки Михал Клеофас Огинский, хотя и родился в очень богатой и влиятельной аристократической семье, прожил жизнь довольно тяжёлую и безрадостную, хотя поначалу этого ничто не предвещало.

Михаил (Михал) Клеофас Огинский (Огиньский) Михал Клеофас Огинский (Michal Kleofas Oginski) родился 25 сентября 1765 года в поместье Гузов в Мазовецком воеводстве, недалеко от Варшавы. Несмотря на то, что родился он в Польше, князья Огинские происходили из западных русинов (предков белорусов), принявших католицизм.

Имя Михал - это польская форма имени Михаил, поэтому композитора иногда называют в источниках как Михаил Огинский. Кроме того, по-польски фамилия правильно читается как Огиньский, с мягким знаком, поэтому есть и такой вариант её написания на русском языке.

Князья Огинские занимали различные руководящие должности в Великом княжестве Литовском, входившим наряду с Польшей в состав союзного государства Речь Посполитая. Например, прадед Михала Клеофаса был Витебским воеводой, дед и отец - Трокскими (Тракайскими) воеводами, а его дядя Михал Казимир Огинский был Виленским воеводой и Великим гетманом Литовским.

Поэтому воспитывали мальчика сразу с дальним прицелом - так, чтобы сделать из него всесторонне развитого интеллектуала, способного уже смолоду служить государству на любой должности, на которую его назначат.

Отец Михала (Михаила) Клеофаса, Анджей Огинский (Огиньский), нанял для воспитания сына самого Жана Ролена (Jean Rolayn), одного из лучших репетиторов Европы, перед этим занимавшегося воспитанием будущего австрийского императора Леопольда II, который в год рождения Михала Клеофаса (1765) в 18-летнем возрасте как раз вступил на австрийский престол. Так что будущего композитора воспитывали как будущего главу государства.

Жан Ролен воспитывал маленького Михала Клеофаса таким образом, чтобы обеспечить ребёнку высокий уровень и физического, и умственного развития. Ему была назначена специальная диета, он должен был много гулять и заниматься физическими упражнениями, и при этом огромное время занимала собственно учёба.

Например, в 7-летнем возрасте Михал Клеофас Огинский занимался различными науками, от математики до политической экономии, до 16 часов в день! Естественно, ни о каких детских играх и развлечениях не могло быть и речи - на это при таком графике просто не оставалось времени.

Обучали Михала Клеофаса Огинского и музыке, причём он не просто научился играть на различных инструментах, типа скрипки и фортепиано, но также изучал и теорию музыки. Что интересно, музыкальным учителем М. К. Огиснкого был Осип Козловский - будущий автор музыки для первого гимна Российской империи «Гром победы, раздавайся!».

Музыка настолько увлекла Михала Клеофаса Огинского, что он сам стал писать различные мелодии, однако отец готовил его не к музыкальной, а к политической карьере.

Уже в 19-летнем возрасте, в 1784 году, Михал Клеофас Огинский стал депутатом сейма, а с 1789 года он служил послом Речи Посполитой в Нидерландах и Великобритании, а в 1793 году в возрасте 28 лет стал Великим подскарбием (то есть министром финансов) Великого княжества Литовского.

О его дальнейшей политической карьере, участии в восстании Костюшко, поражении и бегстве за границу подробно рассказано в статье про историю написания полонеза «Прощание с Родиной», поэтому продолжим повествование с того момента, как Михал Клеофас Огиньский оказался за границей.

В октябре 1794 года М. К. Огинский (Огиньский) под видом лакея добрался до столицы Австрии Вены, туда же чуть позже приехала и его жена Изабелла. У супружеской пары было только то имущество и те деньги, которые они смогли унести с собой, так как все их поместья и всё имущество на территории бывшей Речи Посполитой было конфисковано Российской Империей и Пруссией за участие в восстании.

Поэтому семье молодых аристократов, которые раньше денег не считали, и имели их, сколько хотели, пришлось привыкать к гораздо более скромному, полунищенскому образу жизни. Кроме того, Михал Клеофас Огинский был объявлен в розыск, и за его голову было назначено крупное вознаграждение, поэтому Огинские жили под чужими именами, а в декабре 1794 года семья Огинских переехала из Вены в Венецию, чтобы быть подальше от русских и прусских агентов.

Изабелла Огинская не выдержала испытания бедностью, и, пользуясь тем, что её лично в розыск не объявляли, уехала к родственникам на бывшую территорию Польши, вошедшую в состав Пруссии, и Михал Клеофас остался один.

Тогда он установил контакты с польскими и литовскими эмигрантами, жившими в Париже. Ему было поручено пробраться в Турцию, и попытаться установить контакты с султанским правительством, чтобы убедить султана объявить войну России - эмигрантские лидеры надеялись, что в случае войны они смогут поднять новое восстание, и добиться возвращения независимости Речи Посполитой.

Михал Клеофас Огиньский отправился в Константинополь по документам прикрытия на имя французского торговца Жана Риделя. Надо сказать, что благодаря своему учителю Жану Ролену он свободно разговаривал без акцента на всех европейских языках, и мог без усилий выдать себя за любого иностранца.

М. К. Огинский провёл в Турции полгода, с февраля по ноябрь 1795, но ничего от турецкого правительства не добился, и вернулся во Францию. При этом он проехал через всю бывшую Речь Посполитую, поделённую между Австрией, Пруссией и Россией.

В Кракове (после раздела Речи Посполитой вошедшем в состав Австрии) он едва не был арестован, так как лицо «француза» показалось знакомым местным полицейским - ведь портрет Огинского был разослан по всем австрийским городам, так как розыском его занимались очень серьёзно. Однако Огинскому удалось убедить краковских полицейских, что «я не я, и физиономия не моя», и его отпустили.

Только к началу февраля 1797 года, потратив на путешествие туда и обратно целых два года, Михал Клеофас Огинский вернулся в Париж. Там он познакомился с генералом Наполеоном Бонапартом, и предложил ему совершить поход для освобождения Речи Посполитой, обещав поддержку всего населения, однако Бонапарт отказался, и отправился в бестолковый и бессмысленный поход в Египет, загубив там без всякой пользы всю свою армию.

Оставаться после этого в Париже не было смысла, и Михаил Огинский поехал в Нидерланды - в страну, где он совсем недавно был послом, и его хорошо знал и ценил король Вильгельм V.

Нидерландский король принял бывшего посла, и очень здорово ему помог - он договорился с королём Пруссии, что Огинский получит прощение, ему будет позволено приехать в Пруссию к своей жене Изабелле, и Прусское королевство не станет выдавать бывшего повстанца Австрии и России.

Таким образом, Михал Клеофас Огинский в 1798 году смог вернуться к жене, и за время жизни в Пруссии у них родилось два сына - в 1800 году Тадеуш (названный в честь генерала Костюшко), и в 1801 году - Ксаверий.

Однако уже в конце 1801 года по не выясненным до сих пор причинам Михал Клеофас Огинский развёлся с женой. Что между ними такого произошло - можно только догадываться.

В том же 1801 году произошло ещё одно событие, круто изменившее жизнь Михала Клеофаса Огинского - на российский престол вступил Александр I, у которого одним из ближайших друзей был Адам Чарторыйский, такой же литовско-белорусский и польский аристократ, как и Огинский, только в отличие от него, не принимавший участия в восстании.

Адаму Чарторыйскому удалось убедить Александра амнистировать всех участников восстания Костюшко, и в 1802 году М.К. Огинский был прощён, и получил обратно все ранее конфискованные у него имения, и поселился в белорусском поместье Залесье.

После этого 37-летний Михал Клеофас Огиньский женился во второй раз - на вдове своего умершего друга, графа Каэтана Нагурского, 25-летней Марии Нагурской, которая была итальянкой по национальности, родилась во Флоренции, и от рождения её звали Мария Нери.

Эта вторая женитьба стала самой большой глупостью, которую Михал Клеофас Огинский сделал в своей жизни.

Дело в том, что Мария была дамой чрезвычайно развратной и похотливой, и отдавалась всем мужчинам, с которыми могла остаться наедине, причём ей было без разницы, кому давать.

По словам польского писателя Станислава Моравского, «Не существовало ни одного человека, молодого или старого, влиятельного вельможи или простого слуги, который бы не был её любовником... Были среди них и актёры, и певцы, и даже простые солдаты. Она даже не пыталась это скрывать». Возможно, Мария Огинская была больна нимфоманией, другого объяснения такому бесстыдному и дикому разврату трудно найти.

Как рассказывает Станислав Моравский, из четырёх детей, родившихся во втором браке, Михал Клеофас Огинский был биологическим отцом только одной дочери, Амелии, а две другие девочки и мальчик, которых родила его вторая жена, были зачаты от других мужчин.

Как уже было сказано выше, Мария Огинская не скрывала, что у неё куча любовников и вообще она женщина безотказная, однако Михал Клеофас не разводился с ней в течение целых 13 лет! А вот почему он так поступал - такая же историческая загадка, как и причины его развода с первой женой.

И только в 1815 году, когда рога у него разветвились настолько, что становилось просто неудобно - ведь к тому времени Огинский уже был сенатором Российской империи, он наконец-то развёлся с Марией.

В 1817 году Михал Клеофас Огинский отказался от должности сенатора, а в 1822 году уехал лечиться от подагры во Флоренцию (по иронии судьбы, именно в этом городе родилась его вторая жена, с которой он разошёлся 7 лет назад).

В 1831 году во Флоренции Михал Клеофас Огиньский издал в виде отдельной книги сборник нот своих музыкальных произведений, среди которых был и знаменитый полонез «Прощание с Родиной». Всего М. К. Огинский написал более 60 композиций для фортепиано, а также несколько песен.

Умер композитор 15 октября 1833 года, там же, во Флоренции, в возрасте 68 лет. Существует легенда, что композитор был убит - заколот кинжалом, однако фактами это не подтверждается - его смерть была естественной.

Михал Клеофас Огинский был похоронен в Пантеоне выдающихся личностей во флорентийской церкви Санта Кроче рядом с Галилео Галилеем, Микеланджело Буонарроти, Джоаккино Россини и Никколо Макиавелли.

Биографии
История
Музыка
Природа