Данный сайт не является СМИ и не является блогом в соответствии с законодательством РФ. Ограничение по возрасту: 18+

Заграничные родственники Берии и Меркулова

В бывшем Советском Союзе всегда уделялось огромное внимание не только борьбе с агентами иностранных разведок, но и профилактическим мерам, призванным предотвратить возможное проникновение потенциальных шпионов в органы и учреждения, работа в которых была связана с допуском к сведениям, составляющим государственную тайну.

Одной из таких профилактических мер был запрет принимать на работу, связанную с допуском к государственной тайне, тех лиц, у кого имелись родственники за границей.

Лица, поступающие на работу в правоохранительные органы и в «режимные» учреждения, заполняли специальные анкеты, где была графа о наличии родственников за границей.

Если кандидат указывал, что родственники за границей есть, его не принимали. Если указывал, что родственников за границей нет, органы госбезопасности проверяли достоверность указанных сведений, и при обнаружении заграничных родственников опять же в поступлении на работу или на службу отказывали.

Чем была вызвана такая мера? Считалось, что человек, имеющий родственников за границей, является потенциальным объектом для вербовки - разведки буржуазных государств могли войти в контакт с такими людьми через их родственников.

Наличие родственников за границей было несмываемым пятном в биографии, препятствующим не только поступлению на службу в НКВД-НКГБ-КГБ-МВД, но и приёму на работу во многие НИИ и на оборонные предприятия.

Это было правилом для всех. Но из правила были исключения. На службу в органы государственной безопасности были приняты два человека, у которых имелись родственники за границей. И со временем эти два человека советскую госбезопасность даже возглавили!

Один из них - Берия Лаврентий Павлович, другой - Меркулов Всеволод Николаевич.

Перед тем, как рассказать об их заграничных родственниках, напомним, какие конкретно высшие руководящие должности занимали эти два товарища:

Народный комиссар внутренних дел СССР Лаврентий Павлович Берия Берия Лаврентий Павлович. В 1938 году - первый заместитель народного комиссара внутренних дел, начальник Главного управления государственной безопасности НКВД СССР, в 1938-1945 годах - народный комиссар внутренних дел СССР; в 1945-1953 годах - председатель Государственного комитета № 1 (до 1946 - Специальный комитет, по ядерному оружию) при Совете Народных Комиссаров (с 1946 - при Совете Министров) СССР, одновременно в 1946-1953 годах - заместитель председателя Совета Министров СССР, в марте-июне 1953 года - первый заместитель председателя Совета Министров СССР, одновременно министр внутренних дел СССР (МВД было объединено с МГБ). Маршал Советского Союза. Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) в 1939-1946 годах, член Политбюро ЦК ВКП(б) в 1946-1952 годах, член Президиума ЦК КПСС в 1952-1953 годах.

Народный комиссар государственной безопасности СССР Всеволод Николаевич Меркулов Меркулов Всеволод Николаевич. В 1938 году - заместитель начальника Главного управления государственной безопасности НКВД СССР, в 1938-1941(февраль) - начальник Главного управления государственной безопасности НКВД СССР, одновременно в 1938-1941(февраль), а также в 1941(июль)-1943 годах - первый заместитель народного комиссара внутренних дел СССР, в феврале-июле 1941 года и в 1943-1946 годах - народный комиссар государственной безопасности СССР, в 1946 году - министр государственной безопасности СССР, в 1950-1953 годах - министр государственного контроля СССР. Генерал армии. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) в 1946-1952 годах, кандидат в члены ЦК КПСС в 1952-1953 годах.

Нетрудно заметить, что значительную (если не большую) часть своей руководящей карьеры товарищ Меркулов работал под началом товарища Берия. И по уровню доступа к государственным секретам Берия и Меркулов уступали только товарищу Сталину.

И при этом, по советским понятиям, они были потенциальными объектами для вербовки, так как имели родственников за границей.

У Лаврентия Павловича Берии была жена - Нина Теймуразовна Гегечкори (брак зарегистрирован в 1922 году). У Нины Теймуразовны был двоюродный дядя Евгений Петрович Гегечкори, который с 1921 года проживал во Французской Республике, в городе Париже.

У Всеволода Николаевича Меркулова тоже была жена - Лидия Дмитриевна Яхонтова (брак зарегистрирован в 1918 году). У Лидии Дмитриевны был родной дядя Виктор Александрович Яхонтов, который в 1917-1919 годах проживал в Японии, в городе Токио, а с 1919 года проживал в Соединённых Штатах Америки, в городе Нью-Йорке.

Таким образом, и у Берии Л.П., и у Меркулова В.Н. имелись родственники за границей по женской линии.

Оба этих товарища попали в органы ВЧК (Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем, затем многократно переименовывавшиеся - в ГПУ-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ) в 1921 году.

Меркулов был принят в Грузинскую ЧК (кстати, мать Меркулова была грузинкой, звали её Кетована Николаевна), а Берия - в Азербайджанскую ЧК. В 1922 году Берию перевели в Грузинскую ЧК, там он познакомился с Меркуловым, и больше они не расставались.

Они дружили семьями: жена Берии была подругой жены Меркулова, мать Берии - подругой матери Меркулова, сын Берии дружил с сыном Меркулова. По свидетельствам сослуживцев, Берия даже на работе, в официальной обстановке, дружески называл Меркулова «Меркулыч».

Возможно, их связывала просто дружба, а возможно - и факт наличия родственников за границей, что было несовместимо с пребыванием в органах государственной безопасности.

Особая пикантность заключалась в том, что за границей у них были не просто родственники - это были злейшие враги Советской власти!

Дядя жены Лаврентия Берии, Евгений Гегечкори, был членом партии меньшевиков, в 1918-1921 годах он занимал должности министра иностранных дел и министра юстиции в меньшевистском правительстве Грузии, враждебном большевикам, и желавшем сохранить независимость Грузии от Советской России. Уехал в Париж он после того, как в Грузии была установлена Советская власть.

Дядя жены Всеволода Меркулова, Виктор Яхонтов, был генерал-майором царской армии, в 1917 году он был товарищем (то есть заместителем) военного министра в правительстве Александра Фёдоровича Керенского (которое было свергнуто большевиками в результате Октябрьской революции), а после победы большевиков сбежал за границу.

Надо сказать, родственник наркома госбезопасности Меркулова постепенно одумался, и изменил отношение к Советской власти (возможно, именно потому, что Меркулов возглавил НКГБ, о чём свидетельствует совпадение по датам: в 1941 году В.Н. Меркулов становится наркомом государственной безопасности, и в том же 1941 году В.А. Яхонтов создаёт «Русско-американский комитет медицинской помощи Советскому Союзу», а в конце 1940-х годов начинает участвовать в деятельности организации «Друзья Советского Союза»).

Скорее всего, Яхонтов пытался таким образом «замаливать грехи», и, пользуясь родственными связями, добиться разрешения вернуться на Родину. Однако из-за ареста и расстрела Меркулова и его покровителя Берии (в 1953 году) всё сорвалось.

И только через 22 года, в 1975 году, 94-летнему (!) Виктору Александровичу Яхонтову предоставили советское гражданство и разрешили поселиться в СССР, где он скончался в 1978 году, не дожив трёх лет до своего столетия.

Зато родственник Берии отношение к Советской власти так и не поменял - Евгений Гегечкори оставался врагом Советского Союза до самой смерти, последовавшей в 1954 году.

Причём вражда к Советскому Союзу была настолько сильной, что, например, во время Великой Отечественной войны, в 1941 году, Евгений Гегечкори принял участие в создании по заданию германского командования национальных кавказских частей из советских военнопленных-кавказцев, и почему-то предложил передать эти части под командование президента Финляндии, фельдмаршала Маннергейма, бывшего царского генерала.

В письме Гегечкори Маннергейму было сказано: «Германское командование разрешило сортировку и формирование национальных кавказских частей из пленных, которые могут создать значительную боевую силу, но под кого эти части надо поставить, чтобы их сознательно вести в бой? Мы думаем попросить Вас принять наши взгляды под Ваше высокое представительство». Однако Маннергейм давно был знаком с Евгением Гегечкори, не доверял ему, и поэтому вежливо отказался.

Однако немцы нашли, куда эти части пристроить.

Воинские формирования, созданные немцами из числа советских военнопленных грузинской национальности, получили название «Грузинский легион» (иногда в литературе встречается название Легион «Грузия»).

Формирование Грузинского легиона было завершено в декабре 1941 года, дислоцировался он первоначально в польском посёлке Крушно, в январе 1942 года переведён на территорию Литвы, в город Мариамполь (сейчас называется Мариямполе), а летом 1942 года Грузинский легион был переброшен для участия в боях с советскими войсками в районе Туапсе.

В боях под Туапсе в составе Грузинского легиона сражался командир отделения, унтершарфюрер СС, бывший советский военнослужащий, сдавшийся в плен в июле 1941 года, Теймураз Николаевич Шавдия. За боевые заслуги перед Рейхом унтершарфюрер Теймураз Шавдия был награждён серебряным Знаком отличия для восточных народов II класса (в просторечии эту награду называли «Зелёная лента»).

Казалось бы, причём здесь Берия?

Дело в том, что отличившийся в боях против Красной Армии в составе Грузинского легиона, Теймураз Николаевич Шавдия являлся племянником Нины Теймуразовны Гегечкори, жены Лаврентия Павловича Берии.

Короче говоря, с родственниками по линии жены Лаврентию Павловичу определённо не повезло - что с дядей, что с племянником.

В 1942-1943 годах Грузинский легион воевал против советских войск на различных направлениях (в основном на Украине), а в ноябре-декабре 1943 года части Грузинского легиона были переброшены в Северную Францию, где по заданию немцев сражались против французских партизан. Воевал против французских партизан и Теймураз Шавдия. И не только воевал, но и принимал участие в расстрелах.

Летом 1944 года после высадки западных союзников в Нормандии грузинские легионеры стали в массовом порядке сдаваться в плен или просто разбегаться. В числе последних оказался и Шавдия - он перебрался в Париж к родственникам.

В конце 1944 года по заданию Л.П. Берии заместитель наркома иностранных дел СССР В.Г. Деканозов (бывший зам. начальника ГУГБ НКВД СССР, впоследствии проходил по одному делу с Берией) с помощью заграничного аппарата НКИД и резидента НКГБ во Франции А.А. Гузовского установил местонахождение Теймураза Шавдия, и в начале 1945 года организовал его вывоз в СССР в порядке репатриации, без упоминания факта службы в Грузинском легионе, в результате чего Шавдия не был в то время привлечён к ответственности.

Однако возмездие за сотрудничество с немцами впоследствии всё же наступило.

Как сообщается в книге бывшего прокурора А.В. Сухомлинова «Кто вы, Лаврентий Берия?» (кстати, Сухомлинов - единственный из авторов, кому разрешили изучить уголовное дело в отношении Л.П. Берии полностью, «от корки до корки», и снять с этих материалов ксерокопии), 18 февраля 1952 года Теймураз Шавдия, проживавший в Грузии, был арестован грузинским МГБ, и 9 июля 1952 года осужден за измену Родине военным трибуналом Закавказского военного округа к 25 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовых лагерях.

Сын Л.П. Берии, Серго Берия, в своих мемуарах пытается представить дело так, будто Теймураз Шавдия бежал из сформированной немцами части к французским партизанам, а осудили его в 1952 году за убийство во время застолья, однако в действительности Шавдия к партизанам не бежал - он их расстреливал, и военный трибунал ЗакВО приговорил его к 25 годам ИТЛ именно за измену Родине.

Сведения об этом, как и о том, что Шавдия перешёл к немцам, служил в войсках СС, сражался против советских войск и был награждён немцами, а затем расстреливал французских патриотов - всё это есть в материалах уголовного дела в отношении Л.П. Берии.

В своих показаниях Теймураз Шавдия сообщил, что проживающие в Париже Евгений Гегечкори и его супруга просили его передать Нине Теймуразовне не только привет, но и подарки - духи «Лориган» и кое-что из дамского гардероба.

Однако Нина Теймуразовна Гегечкори, допрошенная впоследствии по делу мужа, хотя и признала, что Гегечкори Евгений - это её дядя, а Шавдия Теймураз - это её племянник, пояснила (протокол допроса от 19 июля 1953 года), что никаких подарков от Гегечкори Шавдия ей не передал. То ли она про это забыла, то ли племянник их прикарманил, а скорее всего, просто понимала, что признавать получение подарков от врага Советской власти - значит обеспечить себе лично приговор по 58-й статье тогдашнего Уголовного Кодекса.

В апреле 1953 года (когда Л.П. Берия уже стал министром внутренних дел) Т.Н. Шавдия был этапирован в Москву, а его дело затребовано для изучения в целях реабилитации, но выпустить племянника жены из заключения Берия так и не успел, так как сам был арестован.

Зато дядя жены Берии и после войны оставался в Париже, и за сотрудничество с немцами так и не понёс заслуженного наказания. Однако нельзя сказать, что наказать его не пытались, такая попытка планировалась.

Ветеран советской внешней разведки, генерал-лейтенант Павел Анатольевич Судоплатов в своей книге «Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы» вспоминает, что в 1952 году тогдашний министр государственной безопасности СССР Семён Денисович Игнатьев «приказал мне выехать в Тбилиси. Я должен был оценить возможности местной грузинской разведслужбы и помочь им подготовить похищение лидеров грузинских меньшевиков в Париже, родственников жены Берии, Нины Гегечкори». Однако из-за низкого уровня подготовки грузинских спецслужбистов операция не состоялась.

На следующий год Сталин скончался при весьма странных обстоятельствах, и Берия возглавил МВД, объединённое с бывшим МГБ, поэтому о похищении дяди его жены уже не могло быть и речи.

Оба руководителя советских органов госбезопасности, имевшие родственников за границей, в конечном итоге были арестованы: Л.П. Берия - 26 июня 1953 года, В.Н. Меркулов - 18 сентября 1953 года. Они проходили по одному и тому же уголовному делу, и вместе предстали перед судом.

На следствии и в суде Меркулов дал показания, что в 1936-1938 Берия посылал письма в Париж Евгению Гегечкори, а он, Меркулов, тексты этих писем редактировал, а в 1946 году из Парижа пришло письмо от Е. Гегечкори, и Меркулов лично вручил это письмо Берии.

Серго Берия во второй книге своих воспоминаний, изданной в 2002 году под названием «Мой отец Берия. В коридорах сталинской власти», также рассказывает о связях отца с грузинскими меньшевиками, эмигрировавшими во Францию: «Племянник дяди Саши был одним из его посредников, державших связь с меньшевиками. Он всегда навещал нас по возвращении из своих поездок. Я однажды услышал, как он передавал моей матери приглашение от Евгения Гегечкори, который звал ее к себе в Париж».

23 декабря 1953 года в отношении Берии, Меркулова и ряда других руководителей органов госбезопасности был вынесен обвинительный приговор, в котором, помимо других многочисленных обвинений, было указано следующее: «На всем протяжении преступной деятельности Берия с помощью своих сообщников Меркулова, Деканозова и других поддерживал тайные связи с контрреволюционными грузинскими меньшевиками - эмигрантами, агентами ряда иностранных разведок».

Подсудимые были приговорены к смертной казни, и расстреляны. Определением военной коллегии Верховного Суда РФ № бн-00164/2000 от 29 мая 2002 года Берия Лаврентий Павлович и Меркулов Всеволод Николаевич были признаны не подлежащими реабилитации.

Биографии
История
Музыка
Природа